Поиск по сайту:  
Chapin Livestock Supplements Agrobusiness Administration  


Домашная
Резюме Роя Чейпина
Работы
Питание для свиней
Питание для крупного рогатого скота
Питание для людей
Управление в сельськом хозяйстве

Интервью с Русланом и Людмилой, чтобы узнать с помощью каких методов они достигли успеха (помощник Сергей Кираль, Land O'Lakes, Львов)

I. ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ КОММЕТАРИИ автора об УКРАИНСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Как они это сделали? Как они, "Руслан" глава фермы и "Людмила", бухгалтер и коммерческий директор, начиная осенью 1996 года с 86 гектаров озимой пшеницы и рапса (00), сумели построить в Западной Украине большую частную ферму, с современным импортным оборудованием, где через три года они обрабатывали 486 гектаров земли с потенциалом более чем удвоить ее в 1999 году?

Почему это удивительно? Согласно данным Украинского Министерства Сельского Хозяйства девяносто процентов ферм в Украине теряют деньги. Большинство земли принадлежит и обрабатывается колхозами (или такими же формированиями только с другим названием), и существует множество преград у частных семейных фермеров, которые стараются честно заработать на жизнь, обрабатывая богатую украинскую землю. Кредиты почти невозможно получить. На функционирование фермы необходимы большие финансовые инвестиции в оборудование, а также большое количество рабочего капитала для посевов, выращивания, собирания урожая и продажи. Для того, чтобы обрабатывать 486 гектаров земли необходимы дорогое оборудование и соответствующее количество рабочего капитала. Руслан и Людмила преуспели. Могут ли другие тоже достичь этого? Как? Как должны быть организованы западные программы помощи, чтобы помочь им?

Почему нам интересно выслушать их историю? Знание методов с помощью которых Руслан и Людмила стали преуспевающими частными фермерами, может быть особенно ценным в разработке программ гуманитарной помощи им и им подобным. Собранная информация также может оказаться ценной для частных (возможно иностранных) инвесторов, в чьем финансировании так нуждаются борющиеся за выживание украинские частные фермеры.

Украинская реальность: Если мы заинтересованы попытаться помочь улучшить продуктивность сельского хозяйства в Украине, будет логичным, чтобы мы сначала разобрались в структуре украинского сельского хозяйства. Сельскохозяйственное производство в Украине как правило сконцентрировано на бывших колхозах, которые теперь называются совместными предприятиями или коллективными сельскохозяйственными предприятиями. Эти хозяйства громадные и они такие просто из-за государственных указов. Они не достигли своего гигантского размера благодаря природному росту в результате экспериментирования на рынке, чтобы определить самый экономически выгодный размер (главный определитель размера фермы в США). На деле эти коллективные хозяйства оказались очень неэффективными в применении ограниченных факторов производства (земля, рабочая сила, капитал и управление) и не увеличивали максимально прибыль. В результате этого Украина стала "рамой от корзины" мира, вместо того, чтобы реализовать свой потенциал и стать "житницей" Европы.

Что-то необходимо изменить! Спасение этих теряющих деньги колхозов не решение проблемы. Они никогда не были эффективными. Из-за гибельного дефекта в их конструкции (отсутствие мотивации из-за отсутствия частной собственности), они никогда не были и никогда не будут эффективными. Колхозы противоестественны, неустойчивые и могут выжить только с помощью государственных субсидий. Они были основаны и выжили за счет неимоверных человеческих жертв нескольких поколений украинцев, путем государственных субсидий и грубой, смертоносной, уничтожающей свободу силы. (Читайте "Урожай горя" Роберта Конквеста.) Мы должны дать колхозам умереть естественной смертью, и чем быстрее, тем лучше, потому что пока на смену им не придут частные фермы "правильного размера", украинское сельское хозяйство не сможет стать конкурентоспособным.

В последние годы несколько сотен этих колхозов превратили в Арендные Хозяйства (часто финансируемые USAID), где владелец Арендного Хозяйства (и руководитель) обычно бывший голова колхоза. Он снова контролирует почти всю землю, здания, оборудование, животных и рабочий капитал бывшего колхоза в новой единице с новым названием и новой юридической структурой. Юридически это частная ферма, но форма управления ею слишком напоминает колхозную, чтобы ее можно было назвать частной семейной фермой.

Автор этой статьи считает, что хоть новое Арендное Хозяйство обычно более эффективное и продуктивное чем бывшие колхозы, от которых оно произошло, из-за его устаревшей формы управления и слишком большого размера - площадь земли превышает две-четыре тысячи гектаров, и содержат больше животных, чем могут прокормить, - маловероятно, что оно станет таким же конкурентоспособным, как если бы его разделить на меньшие и более эффективные фермы, которые управляются настоящими частными семейными фермерами. С одних и тех же ресурсов можно было бы производить больше ценностей, если создать несколько меньших Арендных Хозяйств под юрисдикцией бывшего советского колхоза, чем чтобы было одно громадное Арендное хозяйство, окруженное по периферии несколькими воюющими неэффективными частными фермерами, которые были бывшими колхозниками и захотели свободы. Если в колхозе создать больше, чем одно Арендное хозяйство, то это поощрит конкуренцию и вознаградит хорошее хозяйничанье наказывая плохое хозяйничанье, тем самым увеличивая создание ценностей.

На другой чаше весов от Арендных Хозяйств находятся бывшие колхозные работники c правом собственности на 3 - 5 гектаров земли. Вместо того, чтобы сдавать эти земли в аренду Арендному Хозяйству, они предпочитают сами ее обрабатывать. Обычно они стараются арендовать еще земли у тех, кто тоже владеет подобными участками, но не обрабатывает их. Это настоящие частные семейные фермеры, но маленький неэффективный размер их хозяйства является серьезной помехой для их успешной работы. Если они не смогут расширить свои фермы, они никогда не станут эффективными производителями сельскохозяйственных продуктов, и поэтому создание ценностей из украинских ресурсов не будет максимально увеличено. Получается парадокс: Арендные Хозяйства слишком большие, чтобы быть эффективными, а эти частные фермеры слишком маленькие. Явно необходимы частные фермы "правильного размера".

К счастью, между этими двумя крайностями в размерах, существуют частные фермеры, у которых достаточно земли и животных, чтобы эффективно работать. Они начали работать раньше, когда правила и условия были иными и/или каким-то образом (1) получили финансы, чтобы обрабатывать больше гектаров и (2) стали достаточно хорошими руководителями, чтобы успешно работать несмотря на все препятствия. Вот эта группа фермеров имеет самый большой потенциал, чтобы позволить украинскому сельскому хозяйству стать конкурентоспособным на мировом рынке.

Поэтому логично, что мы сконцентрируем наше внимание на этих "правильного размера" частных семейных фермерах, которые достаточно большие, чтобы быть эффективными. (Не нужно боятся, что они станут слишком большими, чтобы быть эффективными, так как конкурентные силы рынка не позволят этого.) У владельцев/руководителей этих ферм есть соответствующая мотивация, так как они владеют факторами производства (за исключением земли, что является другой проблемой, которую нужно развязать на пользу частной собственности, если Украина хочет максимально использовать свой потенциал создания ценностей сельским хозяйством).

В сравнении с (1) неэффективными колхозами, (2) слишком большими Арендными Хозяйствами и (3) слишком маленькими частными фермами, у этой четвертой группы частных ферм правильного размера наибольший потенциал сделать украинское сельское хозяйство конкурентоспособным во всем мире. Эта группа украинских частных ферм "правильного размера" создаст богатство для Украины, так же как частные фермы оптимального размера позволили Соединенным Штатам стать самой эффективной и продуктивной сельскохозяйственной страной в мире. Оптимальный размер ферм, на которых могут эффективно хозяйничать частные семейные фермеры - 100 или больше гектаров (обычно на них также содержат немного животных). По мнению автора, они и являются фермами "правильного размера" или "оптимального размера", на которых и должны сконцентрироваться западные программы гуманитарной помощи, и которым они и должны помогать. Руслан и Людмила попадают в эту категорию.

Позволить таким успешным частным фермерам как Руслан и Людмила арендовать землю у колхоза - значит дать им возможность заработать достаточно прибыли, чтобы в конце концов выкупить землю, которую они обрабатывают. Полученные деньги сначала за аренду, а потом за продажу земли можно было бы разделить поровну между всеми полноправными работниками колхоза, так же как земля сейчас поровну разделена между полноправными работниками согласно плану Арендного Хозяйства. Это было бы логичнее и справедливее по отношению к колхозникам, чем разделять колхоз на сотни маленьких участков размером три-четыре гектара, а тогда обратно их объединять в хозяйства жизнеспособного размера. Колхозные рабочие могли бы арендовать столько земли, сколько они бы могли оплатить и обрабатывать, точно так же как другие частные семейные фермеры; таким образом, колхозники были бы потенциальными руководителями, а со временем и владельцами.

Логично ожидать, что частные фермеры будут платить большую ренту землевладельцам, чем руководители Арендного Хозяйства, а когда они смогут выкупить землю, то заплатят за нее справедливую рыночную цену. (Это так потому что тогда будет больше конкуренции, чтобы обрабатывать, а потом и выкупить землю. Стоило бы немного изменить законы о землевладении, чтобы позволить такое проявление частной собственности.) Такой подход был бы более эффективным шагом, чтобы перевести землю от колхоза к частным семейным фермам правильного размера, чем нынешние методы Арендного Хозяйства, где множество бывших колхозных работников владеют маленькими клочками земли, и очень маловероятно, что они будут экономически преуспевающими.

[Такой подход к разбиванию неэффективных колхозов на экономически процветающие частные фермы немного похож на "Создание Кредитного Союза Частных Фермеров" - подход предложенный этим автором в дискуссии об Арендных Хозяйствах (37 страниц) от 15 декабря 1997 года. Эта тема была позже расширена в последнем разделе трактата длиной с добрую книгу (251 страница) от августа 1998 года под названием "Взгляд Специалиста по Рационам на Современные Макроэкономические Темы затрагивающие Россию, Украину, США и Японию", где обговариваются методы приватизации фермерской земли. Если попросите, мы вам вышлем копию.]

Предложенные автором методы приватизации колхозов заключаются в том, чтобы громадные колхозы прямо превращались в частные фермы правильного размера, без неэффективного промежуточного этапа, где сотни бывших колхозников обладают маленькими клочками земли от трех до четырех гектаров, которые потом нужно снова объединить, чтобы эффективно хозяйничать. В этих предложениях учитываются и пропагандируются справедливое отношение к работникам фермы и польза для Украины.

После этого разговора об Украинской сельскохозяйственной реальности, становится очевидным, что Руслан и Людмила вписываются в желательный образ частных фермеров, которые могли бы приватизировать украинское сельское хозяйство, сначала арендуя землю, а потом выкупив ее. Они б могли помочь сделать украинское сельское хозяйство конкурентоспособным на мировом рынке. Поэтому нам нужно изучить методы использованные Русланом и Людмилой и побуждать других украинцев действовать также. Такой подход к приватизации предлагает, что в Украине много земли сдаваемой в аренду.

Доступность земли. Множество колхозов в Украине в таком плохом финансовом состоянии, и у них так мало рабочего капитала (не говоря уже об обесцененном оборудовании и не заинтересованности рабочих работать), что у их директоров нет другого выхода, как охотно сдавать в аренду часть или всю землю по смехотворной (по западным стандартам) цене тем, кто сможет ее платить наличными или бартером.

Частные семейные фермеры могут без проблем получить больше самой плодородной земли в мире - ЕСЛИ ОНИ МОГУТ ЗА НЕЕ ЗАПЛАТИТЬ!

К сожалению, украинским частным фермерам необычайно трудно получить необходимое финансирование. Записи о возвращении ссуд колхозными и частными фермерами совсем неутешительные. Надо бить тревогу! Без финансирования очень сложно маленьким частным фермерам в Украине стать экономически успешными. Поэтому очевидный успех Руслана и Людмилы в победе над старой системой колхозного типа, которая сейчас контролирует украинское сельское хозяйство - выдающийся и его стоит исследовать. Их успех особенно знаменательный, так как они начинали без земли, без оборудования и с очень маленькими деньгами только три года назад.

Начиная в 1996 году, Руслан и Людмила организовали партнерство, добились финансирования, арендовали землю у колхоза, приобрели современное оборудование и зарабатывают деньги благодаря тому, что они хорошие предприниматели. Изучив, как они достигли успеха можно надеяться, что мы сможем помочь другим сделать то же самое. Главная цель западных программ гуманитарной помощи, работающих над развитием Украиной своего сельскохозяйственного потенциала, помочь украинскому сельскому хозяйству стать конкурентоспособным на мировом рынке. Нужно идти по следам Руслана и Людмилы. Мы должны ходить по богатой украинской земле и разговаривать с теми, кто ее обрабатывает, чтобы определить, кому из них мы должны помочь и как.

II. ИНТЕРВЬЮ с Русланом и Людмилой

Вот история Руслана и Людмилы так как она была рассказана автору и Сергею Киралю (координатору проекта и старшему переводчику для Land O'Lakes во Львове) в нескольких очень откровенных, но конфиденциальных разговорах. Получив эту информацию, я убежден, что с некоторой западной помощью, такой как Программа Land O'Lakes в Западной Украине, другие частные семейные фермеры в Украине, которые посвятят себя упорному труду используя "честные" методы (с небольшими этическими поправками в зависимости от "ситуации", которые приемлемые в Украине, но не в США) сумеют достичь успеха.

Дальше идет история Руслана и Людмилы.

Руслан родился в селе Доброшин, Жовковского района, Львовской области. Он окончил Львовский Сельскохозяйственный Университет за специальностью машиностроение. Начиная с шестнадцатилетнего возраста, он работал в местном колхозе комбайнером и трактористом. Он очень хорошо знаком с колхозной системой, так как он проработал в ней восемь лет. Также он работал на птицефабрике и львовском мясоперерабатывающем заводе. У них с женой 17-летний сын, который учится в Львовском Сельскохозяйственном Университете. Мать Руслана работала на колхозе. С 1996 года Руслан вместе с Людмилой занимаются фермерством.

Людмила родилась во Львове, училась здесь в школе, которую окончила с отличием по английскому языку. (Со мной она не разговаривала по-английски, поэтому Сергей переводил). Людмила окончила Львовский Торгово-Экономический Институт лучшим студентом своей группы со специальностью бухгалтерский учет. Она начала работать бухгалтером в УКРКООПСПИЛКА, Украинском Союзе Кооперативов, который объединял почти все государственные точки розничной торговли, а также некоторые кафе, под центральным контролем государства. За 15 лет работы там она стала главным бухгалтером - очень уважаемая должность. У нее в подчинении было 15 других бухгалтеров, и в ее распоряжении были огромные суммы денег - до 100 миллионов рублей, когда средняя месячная зарплата составляла 150 рублей.

Дед и бабушка Людмилы были фермерами в Украине до сталинской принудительной коллективизации украинского сельского хозяйства. (Статистика гласит, что 14 миллионов украинцев погибли во время коллективизации или от искусственного голода, или при ссылке в Сибирь, или казнены за тот грех, что они были успешными фермерами.) Людмила чувствует, что фермерство у нее в крови. Ее дед и бабушка обрабатывали 10 гектаров земли, которая была их собственностью, плюс ее отец распоряжался чужой землей. Ее дед разводил пчел. Муж Людмилы механик. У Людмилы и ее мужа 14-летний сын и 9-летняя дочь.

Руслан и Людмила много лет знали друг друга. Несколько лет назад они обсуждали возможность открыть совместную ферму. В конце концов, они организовали партнерство. Они знали, что сельское хозяйство было последним местом, куда большинство инвесторов вложили бы деньги, но они все-таки решили попробовать. (Она не сказала, было ли это из-за того, что они думали, что ведение сельского хозяйства слишком сложное, или потому что это был неосвоенный рынок - скорее всего и то и другое.)

Руслан и Людмила начали свое фермерское партнерство в 1996 году имея 15 тысяч долларов одолженных у семьи и друзей плюс 10 тысяч долларов одолженных у Львовского Кредитного Союза, которым руководит Оксана Семеньюк. (Land O'Lakes оказывает Львовскому Кредитному Союзу поддержку включая публикацию их статей. Западно-украинская программа Инициативы дает Союзу банковские советы.) Руслан и Людмила сначала платили Львовскому Кредитному Союзу ежегодно 60 процентов ссуды. После того как коэффициент возрос до 90 процентов, они выплатили всю ссуду, а так как они не могли себе позволить платить столько денег, то больше они не брали взаймы у Кредитного Союза. Людмила предложила, чтобы Land O'Lakes давала ссуды Львовскому Кредитному Союзу, чтобы тот мог в свою очередь одалживать большие суммы по пониженных тарифах таким людям как Руслан и Людмила. Они выплатили 18 тысяч долларов процентов на основе 15 тысяч долларов, которые они одолжили под текущий процент, а также выплатили основу.

Юридическая структура: Руслан и Людмила образовали компанию с ограниченной ответственностью с двумя основателями. Если бы у них не было такой юридической структуры, и было больше чем два владельца, то получился бы еще один колхоз. Каждый владеет 50 процентами бизнеса.

Структура землевладения: Руслан и Людмила арендуют семь разных несвязанных участков земли, самый большой из которых - 170 гектаров. Поля разбросаны на площади 60 квадратных километров. Говорят, что многие землевладельцы слышали об их успехах и хотят сдавать землю в их аренду.

Вся прибыль снова инвестируется в развитие фермы. Людмила сказала, что они накапливают активы, но у них недостаточно рабочего капитала, - проблема типичная для многих фермеров по всему миру.

Рабочие официально зарабатывают, включая Руслана и Людмилу, 50 гривен в месяц. [3,55 гривны равняется одному доллару США (декабрь 98 года), значит официальная месячная зарплата составляет 14 долларов.] Неофициально, во время зимы зарплаты рабочих обычно не превышают 50 - 70 гривен на месяц, а во время сева и сбора урожая зарплата колеблется от 70 до 500 гривен в зависимости от количества работы сделанной каждым рабочим. Такая выплата наличными представляет приблизительно 50 процентов зарплаты, а другие 50 процентов выплачиваются бартером такими товарами как мука, пшеница, другие зерновые, семена и так далее.

Площадь обрабатываемых земель. В 1996 году, а потом снова в 1997 году Руслан и Людмила обрабатывали 87 гектаров озимой пшеницы и рапса (00). Весной 1998 года они обрабатывали 486 гектаров (150 озимой пшеницы, 100 озимого рапса и 236 весеннего рапса). В 1999 году они будут обрабатывать 786 гектаров (150 озимой пшеницы, 100 озимого рапса и 536 весеннего рапса).

Руслан и Людмила обдумывают возделывание дополнительных 300 гектаров (всего 1086 гектаров) в 1999 - 2000 годах. Один колхоз с необычно плодородным грунтом, сдаст в аренду 300 гектаров на семь лет в обмен на ремонт дороги к колхозной деревне стоимостью 3 тысячи долларов плюс 200 кг зерна с гектара каждый год на протяжении следующих семи лет. Руслан и Людмила думают над этим. Эта почва очень плодородная; предполагается, что на ней можно будет собирать 3 - 3,5 тонн пшеницы с гектара, поэтому арендная плата кажется скромной - 6-7 процентов урожая. Это кажется настоящим "обдиранием" по сравнению с одной третьей урожая (минус треть на покрытие расходов на удобрения, распылители и т.д.) которую в США обычно платят арендаторы землевладельцам. Арендную плату колхозу за землю нужно выплачивать до 15 декабря.

Руслан и Людмила показали нам покрытую снегом обрабатываемую землю, которую пахали круглосуточно три тракториста работающие в лютую стужу (минус 15 - 20 градусов Цельсия). Большой трактор тащил плуг, который за проход делал четыре борозды. Из-за глубины плодородного украинского грунта, глубина вспахивания была больше, чем обычно; во всяком случае в родном штате автора - Орегоне.

Людмила заметила, что элементарная мудрость должна бы была подсказать, что не следует пахать в таких условиях, но их опыт показывает, что максимально использовать оборудование для пахания и сеять в Феврале (если погода потеплеет), а не позже - себя оправдывает. По их опыту более ранние посевы приносили им лучшие урожаи. Вот хороший пример того, как Руслан и Людмила постоянно ищут ответы как что делать - не только экономически, но также и технически.

Людмила помнит истории, которые ей рассказывала ее мать, и которые она называет "народной мудростью" потому что они накапливались многие поколения фермеров. Один раз дед Людмилы нарушил традицию и посеял в конце Ноября. Когда пришли зимние морозы, соседи говорили, что семена не прорастут и весной они не увидят никаких побегов. Когда же потеплело, те же самые соседи с удивлением увидели новые зеленые ростки, доказывающие, что возможно сеять в замерзший грунт и все-таки получить урожай.

В день нашего визита содержание влаги в грунте, который вспахивали на наших глазах, было идеальным. Текстура грунта была замечательной - богатая черная почва легко открывалась и рассыпалась даже от легкого касания. Благодаря отличной текстуре почвы поле, хоть и казалось довольно грубым, было почти готово к севу. Единственную дополнительную культивацию будут делать борной после окончания сева.

У Руслана и Людмилы 12 постоянных работников и каждый сезон они нанимают от 5 до 10 рабочих. В то время как это количество рабочих намного большее, чем вы бы ожидали увидеть на ферме подобного размера в Соединенных Штатах, это только малая часть количества рабочих в большинстве колхозов. Руслан и Людмила увеличивают продуктивность их рабочих, давая тем использовать современное оборудование.

С современным оборудованием, которое у них есть, Руслан и Людмила могут обрабатывать 1500 гектаров. Вдобавок к их собственной арендованной земле, они также обрабатывают земли других на заказ, чтобы полностью использовать свое оборудование. Они исследовали осуществимость выращивания овощей и определили, что они могли бы продавать 2000 метрических тонн лука. Исследования Людмилы показали, что выращивание овощей было бы очень прибыльным для них. Она ищет партнера, чтобы выращивать 50 гектаров овощей, включая лук и чеснок. Она также хотела бы скармливать побочные продукты овощей свиньям, так что она также ищет партнера для откармливания свиней.

На их ферме возводится гигантское многофункциональное здание фермы площадью 1200 квадратных метров. Дохода с урожая за год хватило, чтобы построить стены и крышу. Они надеются получить достаточно дохода с услуг своим оборудованием, чтобы поставить пол и вырыть канавы для канализации вокруг здания. Они ищут кого-нибудь, кто бы помог им с бетоном и асфальтом в обмен на зерно и другие товары. Чтобы завершить это здание им нужно 10 тысяч долларов. Они готовы занять 10 000 долларов на два года под 20-25% годовых.

Так откуда же двое частных семейных фермеров, которые работают только с 1996 года взяли финансы, чтобы построить хлев площадью 1200 квадратных метров, приобрести современное оборудование и обрабатывать 486 гектаров, с надеждой удвоить эту площадь в 1999 году?

Нужно благодарить Land O'Lakes во Львове и их Западно-украинскую программу Инициатив, а также их спонсора USAID за обеспечение важных и полезных контактов, которые позволили Руслану и Людмиле стать преуспевающими частными семейными фермерами.

Как были налажены важные деловые контакты? В ноябре 1997 года Западно-Украинская программа Инициатив организовала поездку западно-украинских частных семейных фермеров в Польшу, где их представили потенциальным польским поставщикам и партнерам. Людмила навела контакты с потенциальными деловыми партнерами. (Больше никто в этой группе не воспользовался такой возможностью). В результате она и Руслан смогли получить такое необходимое оборудование по благоприятным арендным расценкам, а также нашли рынок сбыта для своего урожая. (Согласно Людмиле участники в таких международных исследовательских поездках должны агрессивно преследовать свои цели, если они хотят получить результаты.)

Хоть другие факторы были важными для успеха Руслана и Людмилы, вклад Западно-Украинской программы Инициатив представлением потенциальных международных деловых партнеров оказался решающим звеном. Это подлинная история успеха, подтверждающая для USAID эффективность Land O'Lakes и Западно-Украинской программы Инициатив в помощи частным семейным фермерам добиться успеха в конкурирующих "джунглях" украинского сельского хозяйства и агробизнеса. Без этой помощи от американских налогоплательщиков, такая успешная история Руслана и Людмилы бы не состоялась.

Залогом успеха для Руслана и Людмилы было найти человека, который бы сдал им в аренду современное фермерское оборудование. Перед той встречей с польским бизнесменом, они арендовали оборудование у другого поставщика по неблагоприятным расценкам. Польский поставщик оборудования нанес визит Руслану и Людмиле, оценил их ферму и то, что он увидел, ему понравилось. На него произвело впечатление качество семян рапса (00) и он купил их по цене 180 долларов за тонну. (В предыдущем году цена была 220$ за тонну.) Руслан и Людмила продали польскому бизнесмену весеннего рапса (00) на 90 тысяч долларов и на 20 тысяч долларов зимнего рапса (00).

Вот как они получили арендуемое оборудование: Первая поездка в Польшу по Программе Западно-Украинских Инициатив состоялась в Ноябре 1997 года. Руслан и Людмила завершили переговоры о фермерском оборудовании в Марте 1998 года. Оборудование прибыло с Польши 28 апреля 1998 года. Это было немного поздно, чтобы получить максимальный урожай, а поздний посев повредил производству и вызвал некоторые финансовые проблемы. В результате польский поставщик оборудования продолжил срок аренды. Они договорились, что Руслан и Людмила заплатят 15% сейчас, и еще 15% весной, когда они получат доход за работу по заказу. Остальные 70% этой годовой выплаты растянут на дополнительный пятый год их первоначального договора на четыре года с 10%. Людмила сказала, что обе стороны охотно идут на компромиссы с первоначальным договором, так как возникает много новых обстоятельств, включая неожиданные изменения внесенные украинским правительством.

Арендованное фермерское оборудование было доставлено без первого взноса, загадка, которая удивила даже американского посла в Украине, мистера Стивена Пайфера, когда весной 1998 года он и высокие чиновники USAID побывали на этой ферме. Это первый случай, когда польский торговец оборудованием так поступил. Он не поставляет оборудование без значительного первого взноса даже польским покупателям, что говорит о благоприятном впечатлении, которое произвели на него Руслан и Людмила, и его понимании, возможностей для частных семейных фермеров в Украине, чтобы финансировать в данной экономической ситуации.

Польский бизнесмен сдал в аренду Руслану и Людмиле следующее оборудование:

1 Трактор Case Model 5150 Maxum (произведен 3 года назад)$57.000
1 Трактов Case Model 7120 (произведен 3 года назад)$43.000
1 Сеялка "Акорд" из Германии - шириной 4 метра$25.000
1 Опрыскиватель$8.000
1 Трактор "Беларусь" собранный в Польше$10.000
Приемное оборудование и польская сушка для семян рапса (00)$20,000
   Промежуточная ИНВЕСТИЦИЯ В ОБОРУДОВАНИЕ$163.000
1 Комбайн "Кейс Интернешнел" (5 лет), (жатка 6 метров)
(Пропускная способность 1-2 гектара в час)
$150 000
   ВСЕ ИНВЕСТИЦИИ В ОБОРУДОВАНИЕ$313.000

Так как для поставщика оборудования существовал определенный риск, и это, по словам Людмилы, отразилось в стоимости аренды. Людмила реалист, и не ожидает ничего получить просто так. Это был единственный способ арендовать оборудование, так как у них не было достаточно денег для первого взноса. Они могли бы купить оборудование намного дешевле у венгерского поставщика, но там требовался первый взнос в размере 20%, а они не могли себе этого позволить.

Выплаты за оборудование: Они арендуют оборудование на сумму 163 тысячи долларов (все, кроме комбайна) на четыре года с возможностью выкупить. Ежегодная арендная плата составляет 40.750 долларов (4 40.750$ = 163.000$, так что проценты, как обычно включены в стоимость аренды - покупки.) Выплата за комбайн производиться на основе количества обработанных гектаров, где стоимость одного гектара составляет 85$. Так как урожай собирают с 486 гектаров, ежегодные выплаты составят 41.300$ а на следующий год еще больше, из-за увеличенного количества гектаров, которые Руслан и Людмила будут обрабатывать. У них также есть два советских комбайна "Нива", которые используют для сбора урожая на заказ в колхозах. Если бы они для этого использовали арендованный комбайн "Кейс Интернешнел", то платили бы владельцу комбайна больше денег (но также собирали бы больше урожая).

Вы увидите, что в списке есть сушка для зерна и маслоносных семян. Руслан сказал, что если в хозяйстве 100 или больше гектаров рапса (00), то необходима собственная сушка. Рапс (00), особенно если его садили весной, необходимо собирать перед тем, как дозреют все семена, потому что если ждать, пока они все высохнут, слишком много семян лопнут, и вы их потеряете. Сушить нужно спустя несколько часов или дней после урожая, чтобы семена не испортились (начали гнить). (В этих зеленых незрелых семенах также много хлорофилла, который затемняет масло, когда его выдавливают. Из-за этого необходимо иметь оборудование для очистки масла, чтобы потребителям больше нравилось масло рапса (00).

Руслан и Людмила занимаются сушением на заказ маслоносных семян. Они бы хотели побольше заниматься этим. Они могут высушить от 50 до 60 тонн в день, в зависимости от содержания влаги в семенах при сборе урожая. Они используют сушку только на 5-10% мощности. Они берут от 2,70 до 4,50 гривны (от 0,76$ до 1,27$) за удаление одного процента влаги с тонны зерна или маслоносных семян. Средний тариф на сушение 3 гривны (0,85$) на каждый процент удаленной влаги с тонны. Они бы могли высушивать от 1000 до 1200 тонн в месяц вдобавок к тому, что они сейчас сушат. Так как сушение должно производится сразу после сбора урожая (насколько сразу, конечно же зависит от уровня влажности урожая при сборе), Руслан и Людмила не могут круглый год зарабатывать деньги сушением рапса (00).

С более широкой перспективы, эта возможность сушить позволяет другим фермерам в этом районе выращивать рапса (00) и таким образом у них есть выбор выращивать урожай, который не обязательно должен будет продаваться через государственные каналы (сахарная свекла отправляется на государственные сахарные заводы, а пшеница и другие зерновые обычно отправляются в государственные зернохранилища.)

Руслан и Людмила могли покупать и перепродавать рапс (00), который им привозили для просушивания, так что они могли исполнять функции частного элеватора. Это было бы хорошим дополнением к неразвитой сельскохозяйственной инфраструктуре этого района и помогло бы частным семейным фермерам стать преуспевающими, так как при выращивании рапса, необходимо иметь возможность просушить его сразу после сбора.

Важно собирать урожай хорошим комбайном: Семена рапса маленькие и плотные, поэтому их трудно захватывать и удерживать. (Нужно много скотча.) Советские уборочные машины оставляли 30-40% семян в поле. (То же самое касается сбора пшеницы и других зерновых, поэтому усовершенствованное оборудование намного бы увеличило количество собранного урожая.)

Причиной плохого сбора семян независимо от его модели может частично быть то, как комбайн отрегулирован и используется. Если комбайнеру платят за обработанные гектары, можно ожидать, что он будет мало обращать внимания на то, как комбайн отрегулирован, и ездить по полю на скорости слишком высокой, чтобы собирать все семена. Если платить тем, кто собирает урожай процентом собранного урожая, или мотивировать их каким-нибудь другим поощрением, чтобы хорошо собирали семена, то больше урожая попадет на рынок.

Западные комбайны, как правило, собирают больше урожая, чем комбайны советского типа и из-за этого может быть выгодно покупать их, хоть они и дороже. (Комбайны советского типа слишком часто выбрасывают семена вместе с соломой и половой, тем самым перегружая семенами урожай следующего года.) Необходимо определить разницу в стоимости между отечественными и зарубежными комбайнами, а тогда сравнить большие расходы на приобретение и эксплуатацию иностранного комбайна со стоимостью дополнительного урожая, который можно бы было собрать, чтобы узнать, стоит ли переплачивать за иностранный комбайн. Для того, чтобы иметь такой выбор, конечно же нужно иметь деньги, чтобы купить иностранный комбайн. Хорошая наладка уборочной машины и правильная эксплуатация очень важны во всех странах и для всех машин, независимо от страны производителя.

Выплаты польскому поставщику оборудования производятся с Людмилиного счета в украинском банке. У нее нет долгов перед украинским правительством, а это очень важно, так как в противном случае они бы совершили набег на ее счет, чтобы получить свои деньги. Она платит польскому поставщику оборудования в американских долларах, а не в польских злотых. Украинские гривны меняют на доллары, на что уходит приблизительно два дня в украинском банке. Американские доллары тогда переводят в банк в Польше. Выплаты можно было бы делать бартером - рапсом (00), но на это нужно много сертификатов, а значит "специальных услуг" от тех, кто выдают эти сертификаты, поэтому Людмила предпочитает платить долларами.

Это арендованное оборудование, со специальным таможенным разрешением, которое позволяет ему быть в стране меньше года. Так как оборудование может быть в Украине только временно, чтобы избежать лишних налогов они раз в год везут машины обратно в Польшу. (Можно предположить, что они платят больше налогов на стационарную польскую сушку.)

Комбайн-уборщик Case IH отвезли в Польшу в конце Ноября (1998 г.) для технического обслуживания и текущего ремонта. Его привезут обратно в Украину в Мае или Июне. Так как тракторы и другое фермерское оборудование тоже необходимо раз в год возвращать в Польшу, но их используют круглогодично, их быстро перевезут через границу туда и сразу же обратно, возможно даже в тот же день. (Вот вам и искусственные препятствия для эффективного хозяйничанья!) Когда оборудование возвращается в Польшу и за него выплачивают ежегодную плату 40.750$, оно стоит дешевле (оно обесценивается независимо от того вносится за него арендная плата или нет), поэтому оно возвращается в Украину по более низкой таксации, а это понижает налоги на него.

Вы, конечно, спросите, существуют ли проблемы на границе с ввозом оборудования. Людмила говорит, что все делается законным путем. "С этим действительно мало проблем". Для того чтобы ввезти оборудование стоимостью свыше 100 тысяч долларов необходимо предъявить договор, подписанный львовским государственным чиновником. Это стоит 20 долларов за час работы таможенника плюс 30 долларов стоимость декларации. Каждая последующая единица оборудования стоит по 15 долларов. Проще говоря, если декларируется трактор, то декларация стоит 30 долларов. Если вместе с ним ввозится и плуг, то за него платится еще 15 долларов. Перед въездом нужно приготовить официальную декларацию с приложением, где перечислено все ввозимое оборудование. Обычно перевезти за раз все оборудование, им обходится в 150-200$.

Таможенные пошлины оплачиваются наличными. Людмиле не приходится давать взятки, чтобы получить от местных государственных служащих необходимые бумаги для перевозки оборудования через границу. Подобно тому на границе она платит то, что требуется по закону, но ей не приходится давать взяток. Людмила утверждает, что "нет нужды давать на границе кому-то взятки." Она считает, что люди, которые дают взятки "делают это просто потому что они не знают своих прав." Государственные служащие ощущают это "незнание законов" и начинают требовать взяток. Таким образом, незнание законов дорого обходится.

У Людмилы хорошие связи с некоторыми государственными служащими, которые не раз помогали ей и Руслану. Она тихонько договаривается с районными чиновниками. Они договариваются о перевозе через границу с областными чиновниками. Ей не нужно знать, какие высшие областные чиновники задействованы. Ее задача убедить районных чиновников, что она использует оборудование на ферме, и ей необходимо немедленно его получить. Так как она ведет дела с зарубежной компанией, высокопоставленные украинские чиновники должны дать разрешение на перевоз оборудования через границу. С необходимыми бумагами готовыми на момент пересечения границы, оборудование может въехать в Украину с Польши без проблем и без длительного ожидания в очереди.

Людмила говорит, что она никогда не дает взяток наличными, вместо этого она оказывает бесплатные услуги и дает некоторые товары. Сюда относится дать государственному служащему мешок муки или картошки, вспахать их огород, собрать урожай и так далее. Она это объясняет, что так как государственной зарплаты явно недостаточно, чтобы прожить, а так как чиновникам, которые ей помогают тоже надо зарабатывать на жизнь, она должна помогать им. Такая помощь с ее стороны побуждает государственных служащих помогать ей, когда ей нужна их помощь.

Она приводит пример такой взятки, когда ей предложили нитрат аммиака в пятидесятикилограммовых мешках, или в пятисоткилограммовых мешках. Она дала отвечающему за это человеку муки стоимостью тридцать гривен за более легкие мешки, и таким образом сэкономила 200 гривен на специальном оборудовании для погрузки и разгрузки более тяжелых мешков. (Вы спросите, не потерял ли здесь владелец удобрений, так как ему, несомненно, стоило дороже расфасовать удобрения в пятидесятикилограммовые мешки, чем в пятисоткилограммовые. Скорее всего, они были государственными, поэтому какая разница?)

Людмила также сказала, что "Руслан вырос здесь, поэтому он знает людей и знает к кому в каких случаях обращаться. Мы получаем все, придерживаясь всех полностью юридических процедур требуемых законом или другими инструкциями". Ее удивило насколько легко и быстро был зарегистрирован их бизнес.

Людмила объяснила, что из-за того, что государственные служащие в обмен на особые услуги привыкли получать от колхозов бесплатные продукты (такие как мешок картошки или кусок говядины), районные чиновники поддерживают колхозы. Из-за этого частные фермеры оказываются в неблагоприятном положении. Она утверждала, что частные фермеры должны приспосабливаться, поскольку они не принадлежат к "избранной" группе колхозников, - это означает, что частным фермерам также нужно оказывать специальные услуги государственным чиновникам, если они надеются получать от них услуги и поддержку. Людмила говорит, что колхозы не хотят поддерживать частных фермеров, а в особенности они не хотят поддерживать Руслана и Людмилу.

Такие взятки товарами и услугами ежегодно обходятся Руслану и Людмиле в 2000$. Они никогда не дают наличных. Если они, так как планируют, будут обрабатывать больше, чем 486 гектаров земли, то сума взяток возрастет, но не пропорционально, потому что они будут иметь дело с теми же людьми, которые делают ту же работу. Если они удвоят количество обрабатываемой земли, то стоимость взяток возрастет приблизительно на 20%. Похоже, что существует твердая такса на правительственные услуги, которая не очень зависит от выработки.

Взятки на суму 2000$ получат от 40 до 50 человек (40-50$ ежегодно на каждого), такие как голова районного управления сельским хозяйством, депутаты сельсоветов, продавцы, которые могут тогда снизить цены на свой товар (должно быть кошмар для владельца бизнеса), другие чиновники и т.д. Людмила называет Украину "примитивной" говоря: "Вы платите правительству за сертификат, а потом вы должны давать взятки государственным служащим, чтобы они его выдали". Людмила платит санинспекторам, чтобы они ее не трогали.

Чем успешнее ферма, тем больше чиновников стараются урвать свой куш, и тем больше услуг они требуют. Она сказала, что такие взятки товарами и услугами это "правительственный налог", который может стоить 5-10% прибыли.

Автор заметил Людмиле, что если бы эти "особые услуги" выплачивались правительству в виде официальных пошлин (как это делается в США), вместо того, чтобы в обход государственного казначейства платить прямо служащим, то правительство смогло бы платить своим рабочим приличные зарплаты и те не были бы вынуждены требовать взяток.

Людмила холодно ответила: "Не нужно мне указывать, как должно быть. Я знаю это, но я должна быть реалисткой и работать так как есть, а не стараться изменить систему."

Таким образом, она оказывает специальные услуги чиновникам, чтобы ускорить бумажную волокиту.

Налоговые инспектора не являются большой проблемой, потому что они знают, что частным фермерам тяжело заработать много денег занимаясь сельским хозяйством. Налоговые инспектора любят ходить туда, где много денег. Людмила объяснила, что "налоговые инспектора знают, какие данные о прибыли должны быть, поэтому их нелегко обмануть. Приходиться им отдавать то, что им причитается".

У Руслана и Людмилы нет проблем с мафией. Рэкетиры пришли и потребовала процент. У Руслана есть друг, который уладил это показывая им бухгалтерские книги и, убеждая их, что у них нет лишних наличных, тем самым отговорил их от попыток стянуть деньги с фермерского хозяйства. Рэкетиры, так же как и налоговые инспекторы, заинтересованы в прибыльных предприятиях. Так как Руслан и Людмила ведут дела законно, у рэкетиров не было "зацепки", чтобы стянуть незаслуженные деньги. Руслан отгоняет простых рэкетиров, а с серьезными он старается договориться, описывая им настоящую ситуацию.

Людмила старается по законному свести к минимуму все расходы тем, что она знает правила, и заставляет государственных служащих придерживаться их. Она говорит, что легко дать взятку районным чиновникам, но на областном уровне это становиться тяжелее и дороже, и даже еще дороже на национальном уровне как, например, для кредитного поручительства, поэтому она старается работать "законно" и в основном с местными районными должностными лицами.

Людмила заявляет, что все делается законно с "разумными доплатами" за государственную работу. (Это называется "ситуационная этика" - обычная жизненная реальность, которой учатся в раннем возрасте где, даже в школе и, особенно в университетах, учеников и студентов поощряют давать преподавателям взятки за оценки, прием в престижные вузы и т. д. и т. п.)

Людмила большой реалист, который знает систему, в которой она вынуждена работать и людей в ней, которые помогут ей выполнить то, что ей нужно сделать. Она знает, как работать в этой системе, чтобы создавать ценности с их частного фермерского партнерства. Как она выразилась: "Можно идти сквозь двери, а можно разбиться, стараясь пробиться сквозь стену". Она предпочитает более легкий путь "пройти сквозь двери" говоря, что она использует подход Дейла Карнеги.

Людмила добавляет: "Людям нужно знать, что они делают в независимости от того, какая у них работа". Она советовала людям "усердно работать и все время искать пути к усовершенствованиям". Разговаривая с Людмилой о выращивании рапса (00) и других аспектах фермерства, становиться очевидным, что она знает, что делает. Людмила и Руслан проделывают собственные эксперименты, такие как испытание применения разных уровней удобрения и, оценивая результаты, делают соответствующие приспособления. Они открыли, что выгодно удобрять озимый рапс (00). Людмила очень рассудительная, а не импульсивная и, возможно даже немного медлительная, но она знает, чего хочет и ей хватает ума, подготовки и опыта, внутренней силы, решительности и упорства работать пока она не получает то, чего хочет.

Людмила делит людей, которые получают деньги на следующие категории:

  1. Профессионалы
  2. Настоящие профессионалы, такие как юристы, которые с самого начала говорят вам стоимость своих услуг.
  3. Старые профессионалы, такие как профессора, у которых много умений, но которые не могут продать своих услуг. Они помогают бесплатно, но их нужно как-то вознаграждать.
  4. Государственные служащие
  5. Те, которые действительно что-то делают, но государство им недостаточно платит, поэтому им нужен дополнительный доход. Вы платите им вдобавок к обычной государственной пошлине за разрешение и т. д., чтобы ускорить услугу.
  6. Тупые и ненужные чиновники, которые просто стараются урвать куш побольше, а сами ничего не делают. Людмила таким ничего не дает.

Людмила дает следующие советы, как что-то сделать, работая с чиновниками:

  1. Знайте, что вы действительно хотите сделать и прилагайте все силы к этому. Будьте упорными!
  2. Знайте свои права, включая стоимость всего! Нужно много читать, чтобы знать обо всех изменениях в законе. "Если вы не знаете, чего вы хотите достичь и сколько вы должны заплатить за это, то, вероятно, вы заплатите больше, чем следует".
  3. Требуйте, чтобы государственные служащие уважали закон и не были произвольными в принятии решений. Если будет видно, что вы знаете свои права, то вас будет значительно меньше футболить бюрократия.
  4. Знайте, кто чем занимается! Используйте индивидуальный подход. Узнайте, кто исполняет какую функцию, чтобы прямо идти к этой особе, когда вам нужна особая помощь.
  5. Давайте взятки только когда нет другого выхода! Она чувствует, что обязательно давать государственным служащим что-то, потому что государство не платит им достойно, поэтому она идет более легким путем и немного облегчает им жизнь. Это особенно важно, если вам срочно что-нибудь нужно, и вы не можете позволить никаких задержек.

Районное правительство помогает им, или, во всяком случае, не причиняет им никаких проблем. Сначала правительство давило на Руслана и Людмилу, указывая им что выращивать, но они больше не делают этого. Она считает, что районное управление сельским хозяйством должно поддерживать их знаниями, а не давать им столько указаний и требовать столько данных, как, например, что посеяно, сколько гектаров, какой урожай и т. д. и т. п.

(Те же жалобы я слышал от американских фермеров, что Департамент Сельского Хозяйства США задает им слишком много вопросов. Сбор данных важная функция Департамента Сельского Хозяйства США. Это делается с надеждой, что частные фермеры и люди занимающиеся агробизнесом используют накопленную статистику, чтобы быстрее приспосабливаться к изменяющимся рыночным условиям. Такое быстрое приспособление свидетельствует о правильном функционировании рыночной экономики, и таким образом сбор статистических данных и их распространение должны поощряться.)

При принятии решений Руслан и Людмила работают довольно автономно - каждый имеет свою сферу ответственности, но они вместе обговаривают важные вопросы. Было непохоже, чтобы кто-нибудь из них давил на другого, наоборот они вместе все обсуждали. Когда их спросили знают ли они Везде Принятое Западное Счетоводство, она ответила что в этом нет никакой нужды, так как оно слишком похожее на советское счетоводство. Она использует традиционные методы, которым ее научили. Она бы хотела иметь компьютер, на котором она могла бы вести бухгалтерию. Сейчас она это делает вручную.

Людмила рассказала что, принимая решение что сеять, она и Руслан изучают поле, историю посевов, состав грунта, спрос на разные продукты, возможность бартера и т. д. Она сказала, что последняя статья автора о том, как развить производство кормов и животноводство убедила ее сконцентрироваться на откармливании свиней. Она хочет создать совместное предприятие по откармливанию свиней и ищет "настоящего" партнера, который бы работал с ними.

Сырье: Людмилу попросили рассказать, где они берут сырье, такое как семена, удобрения, химикаты, горючее и т. д. Они используют собственные семена, хотя в случае рапса (00) необходимо покупать новые семена, когда уровень эуруковой кислоты и глюкосинолата превышает допустимые нормы. Они покупают удобрения у Компании Агросервис. Горючее покупают у Агросервиса и "Хлеб Украины" (контролированная государством компания по оптовой продаже зерна). Все химикаты покупают у Агросервиса - контролируемой государством совместной компании. Большинство из этих компаний предоставляют торговый кредит, но они обычно требуют первого взноса в размере 20%. Есть большой выбор, где можно купить припасы, но их доступность зависит от того, сколько денег могут заплатить на момент покупки.

Руслану и Людмиле скоро нужно будет покупать удобрения. Если бы они платили наличными, а не брали торговый кредит, то сберегли бы 30-40%. С ссудами они могли покупать удобрения и горючее по ценах со скидкой, за сбереженные деньги выплатить проценты и все еще немного денег бы осталось. Они хотели бы покупать большими партиями. Они готовы платить 20% годовых за долларовые ссуды от 35 до 70 тысяч долларов, чтобы в первый год выплачивать только проценты, а всю ссуду и проценты за нее выплатить через два года. Бартер является частью торговли, но она утверждает, что они могли бы сохранить приблизительно 30% расходов на удобрения, если бы у них в момент покупки были наличные и им бы не приходилось прибегать к бартеру.

Когда ее спросили о

  • , она перечислила:

    (1) Нехватку рабочего капитала

    (2) Нехватку информации о поставщиках во Львовской Области.

    Большинство фермеров, включая Руслана и Людмилу, не могут покупать припасы прямо от поставщиков (по более низким ценам) из-за маленьких объемов покупок. Она поддерживает идею закупочных кооперативов, но понимает, что для них необходим стартовый капитал. Она упомянула, что возможно Львовский Кредитный Союз мог бы им помочь.

    Людмила поддает сомнению экономическую целесообразность принадлежащих местным фермерам установок по добыванию масла рапса (00). Она считает, что если многонациональные производители с установками в Украине и близлежащих странах будут продолжать расширятся (установлять современное оборудование по переработке масла на современные предприятия по выдавливанию масла), то маленьким установкам по выдавливанию масла будет сложно конкурировать. Она думает, что маленькие установки могут быть рентабельными сегодня, из-за нынешней низкой стоимости рабочей силы, но для того, чтобы они приносили прибыль, нужно создать ассоциацию производителей. Она убеждает частных фермеров построить профессиональное хозяйство, вместо того, чтобы держаться за примитивные и неконкурентоспособные предприятия по переработке.

    Руслан и Людмила были членами и платили взносы в местную Ассоциацию Частных Фермеров, пока в этом году президент ассоциации не сказал Руслану и Людмиле, что они слишком большие, чтобы быть частными фермерами. Он убедил их выйти из ассоциации. (Звучит немного странно и похоже на возврат к старым советским временам, где очень не любили, когда кто-то становился больше или более преуспевающим, чем остальные.) Она говорит, что у них сейчас плохие отношения с Ассоциацией Частных Фермеров.

    Становиться очевидным, что на ферме Руслана и Людмилы существует две сферы:

    (1) Само фермерское производство, которым занимается Руслан и его команда.
    (2) Работа с документами и управление бизнесом, включая работу с государственными служащими, которой занимается Людмила.

    Кажется, что одной из причин успеха Руслана и Людмилы является то, что у них распределены обязанности и оба хорошо знают как делать свою работу. В то время, как один человек мог бы быть ответственным за эти две разные функции (и может и лучше, чтобы был один человек с полной властью), важно, чтобы обе функции выполнялись соответственно. Обычно для этого нужна помощь, особенно в Украине, где существует большущая ноша государственной бумажной волокиты.

    Людмилу спросили о ее и Руслана планах на будущее. Она ответила: "Это зависит от экономической и налоговой ситуации. Мы решительно настроены продолжать развивать наш бизнес. В следующие три года мы планируем продолжать делать взносы за оборудование, чтобы в конце концов оно стало нашим. Мы также хотим закупить больше оборудования, средств и других ресурсов и закончить зернохранилище. После этого мы хотим заняться откармливанием животных. Если мы сможем получить помощь (ссуды или инвестиции), то выполнение наших планов явно ускориться".

    Людмила рассказывала об их проблема, среди которых нехватка рабочего капитала, объясняя, что они умудрялись выживать отстрачивая выплаты, производя бартер и т. д.

    Людмилу спросили, как Land O'Lakes и Агентство Соединенных Штатов для Международного Развития могли помочь им и другим частным фермерам. Она перечислила:

    1. Представить частных фермеров потенциальным деловым партнерам, чтобы облегчить нахождение партнеров. Так с помощью Land O'Lakes и USAID начинали Руслан и Людмила. Сюда относиться нахождение хороших людей, чтобы быть партнерами в Украине, а тогда делать то же в Польше и везде.
    2. Обеспечить информацию об украинских законах с современной информацией об государственных правилах, включая налоги, чтобы частные фермеры платили самые низкие законные налоги. Это совпадает с предыдущими словами Людмилы, что она изучает правила, а тогда заставляет чиновников придерживаться их.
    3. Проводить технические консультации. Украинские фермеры не всегда знают последнюю самую новую информацию о поставках, производстве, переработке и маркетингу. Это не совсем в компетентности Land O'Lakes, но они могли бы это сделать через их волонтерскую программу Фермер Фермеру.
    4. Предоставить офисное оборудование для совместного пользования с другими партнерами Land O'Lakes - частными фермерами. У Людмилы большая мечта иметь компьютер, но каждый раз, когда у нее с Русланом появляются деньги, их приходиться тратить на что-то другое. Сейчас она ведет бухгалтерию вручную.
    5. Обучить Западному Счетоводству, разделяя участников на начинающих и опытных бухгалтеров. Такое обучение улучшило бы способность участника принимать важные деловые решения на основе финансовых данных с их собственной фермы. Людмила убеждена, что сильно бы помогла возможность вести учет на компьютере (с доступом до компьютера) и продолжение обучения. (Что если бы у Land O'Lakes было достаточно компьютеров, чтобы давать курсы, а потом позволить вести счетоводство на этих компьютерах и позволять заинтересованным частным фермерам хранить свои записи на этих компьютерах используя пароли или отдельные вставные жесткие диски, чтобы поддерживать конфиденциальность данных?
    6. Помочь повлиять на модернизацию государственных торговых правил чтобы было легче перевозить товары - импорт и экспорт - через границу.

    III. ЗАВЕРШАЮЩИЕ КОММЕНТАРИИ автора

    Меня очень приободрило то, что Сергей и я узнали во время нашего визита к Руслану и Людмиле. Они показывают путь, по которому могут идти и другие, чтобы стать успешными украинскими частными фермерами. Существенно, что они разделили свои ответственности на:

    1. Производственное сельское хозяйство
    2. Управление бизнесом включая (и в особенности) работу с государственными служащими. Это также включает бухгалтерский отчет.

    Важно, чтобы менеджеры были компетентными и знали, что делают. Для этого необходимо постоянно обновлять знания, касающиеся государственных правил и фермерства. Частные семейные фермеры должны быть хорошими учениками, чтобы они смогли быть успешными новаторами.

    Приятно узнать, что зная правила и требуя, чтобы государственные служащие уважали их, хорошо проинформированный и сильный человек может добиться от государственных служащих того, что ему надо с минимальными "подстольными" поощрениями. Бартер сельскохозяйственных продуктов и услуг на государственную поддержку стал неотъемлемой частью жизни в Украине. Хоть мы на Западе явно не можем этого одобрить, очень радостно было узнать, что взятки частными семейными фермерами могут быть даны за услуги без наличных, и что взятки составляют относительно малую часть от расходов и доходов бизнеса. Это приоткрывает занавес тайны. Взятки наличными, очевидно, даются теми, кто не усвоили своего домашнего задания и вместо этого стараются найти легкий, но дорогой выход, давая под столом наличные чиновникам.

    Чтобы частные семейные фермеры стали достаточно большими, чтобы быть эффективными, им нужно где-то взять капитал. К сожалению, данные о выплате кредитов, особенно ссуд под урожай настолько неутешительные, что даже многонациональные сельскохозяйственные компании в Украине отказываются от такой практики. Это национальная трагедия для Украины, так как она обостряет и без того проблему с поступлениями наличных в украинское сельское хозяйство. Это отображается в нынешней ситуации на рынке аренды земли.

    Низкая арендная плата за землю является грустным свидетельством нехватки конкуренции в Украине на обрабатывание земли. Эта нехватка конкуренции, прежде всего, указывает на неспособность хозяйничать и продавать продукцию так, чтобы получить хорошую прибыль, а также на неспособность получить кредит для хозяйничанья. Из-за этого прогнозируется, что в этом году в Украине будет простаивать больше земли, чем обычно, что означает большие возможности для тех, кто может получить финансирование. Из-за неспособности получить ссуды на хозяйничанье и перспективы того, что больше украинской земли не будет обрабатываться, некоторые прогнозируют нехватку продовольствия в Украине через 2-3 года.

    Во время нашего интервью мы узнали, что в 1997 году Руслан и Людмила сумели (благодаря поддержке программы Land O'Lakes Западно-Украинских Инициатив, основанная USAID) познакомиться с потенциальным инвестором, который, в конце концов, арендовал им достаточно фермерского оборудования, чтобы обрабатывать 1500 гектаров земли (их собственной плюс на заказ). Land O'Lakes и другие подобные им западные программы гуманитарной помощи, могут помочь росту частного семейного фермерства в Украине, если они:

    1. Определят частных семейных фермеров, которые были бы достойными деловыми партнерами с хорошим характером. Это не значит, что Land O'Lakes может быть поручителем или гарантировать честность особы, но они могут избегать работать с людьми, чья честность и способность выплачивать ссуды явно вызывает сомнения.
    2. Определят потенциальных зарубежных и местных деловых партнеров, которые желают и способны предоставить ресурсы или кредиты необходимые частным семейным фермерам.
    3. Предоставят место, где частные семейные фермеры и потенциальные могут встретиться, познакомиться и заключать сделки. Сюда относятся торговые выставки, конвенции, конференции, частное представление и т.д.
    4. Будут извещать чего могли бы достичь, сотрудничая в Украине, частные фермеры и люди занятые в агробизнесе с предложениями, что делать, даже оплачивая дорогу серьезному потенциальному инвестору для посещения перспективных и проверенных частных фермеров, которые готовы к таким визитам разработав бизнес план и т.д.
    5. Следят за переговорами и организовывают выступления на форумах тех, которым удалось наладить хорошие деловые отношения, чтобы они рассказывали другим что срабатывает, и что не срабатывает.
    6. Организуют форум для частных фермеров и всех занятых в агробизнесе, чтобы научить их правительственных правил игры. Людмила рассказывает насколько важно знать правила и требовать, чтобы государственные служащие соблюдали их. Она применяет это и маленькие услуги вместо того, чтобы давать большие взятки. Я думаю, что Land O'Lakes могла бы помочь в этом, организовывая частным фермерам встречи с юристами, которые бы объясняли им их права. Для успеха частных семейных фермеров важно, чтобы был порядок с ведением отчетности, и чтобы все делалось законно.
    7. Станут известными как "брачный агент" для потенциальных инвесторов и частных семейных фермеров, так что потенциальные участники сами находили бы Land O'Lakes, чтобы там встречаться и привлекать зарубежные инвестиции в украинское сельское хозяйство.
    8. Станут источником информации об экономической выгодности выращивать и перерабатывать альтернативные культуры. Фермерам нужны такие культуры, которые они могли бы выращивать и перерабатывать без участия правительства, чтобы они могли получить наличные за них в момент продажи. Специалисты волонтеры через программу Фермер Фермеру могут обеспечивать такую помощь и информацию.

    Важно понять, что Руслан и Людмила сумели стать преуспевающими частными фермерами благодаря такой программе как вышеописанная. Очевидно, что для достижения успеха фермеру необходимо достать необходимое фермерское оборудование. Важность современного оборудования с макроэкономической точки зрения заключается в том, что для того, чтобы у населения был высокий уровень жизни, продуктивность труда должна быть высокой. Это значит, что люди должны хотеть работать, а когда они работают, что-то должно производиться. Выполнение большего объема работы за трудовой час требует образования и подготовки. Также это требует капиталовложений в машинное оборудование, которое значительно увеличивает продуктивность рабочих. Руслан и Людмила увеличивают продуктивность своих рабочих, давая им использовать современное фермерское оборудование. Увеличивая свой доход, они помогают создавать ценности в Украине.

    Меня обрадовало то, что Людмила сказала, что не проблема достать материалы, при условии, что у вас есть деньги заплатить за них. По ее словам на самом деле с деньгами существует много вариантов где покупать материалы и покупать их со значительными скидками.

    Это значит, что если мы поможем частным фермерам найти альтернативные культуры, которые выгодно выращивать, а потом поможем им перерабатывать и/или выгодно продавать их продукцию за наличные, у них будет достаточно денег, чтобы покупать все необходимое.

    Концентрация сугубо на производственной функции сельского хозяйства может только увеличить проблему сбыта. Нашим заданием должно быть найти альтернативные культуры и улучшить прибыльность от переработки и продажи сельскохозяйственной продукции.

    Просто говоря, если фермеры смогут выгодно продавать то, что они выращивают, и получать наличные (избегая государственного контроля), они смогут решить собственные экономические проблемы.

    Людмила профессиональный советский бухгалтер и в нашем интервью она сказала, что не одобряет западной системы бухгалтерского учета.

    Я считаю, что ей нужно использовать западную систему бухгалтерского учета:

    1. Чтобы легче было принимать финансовые решения (отчеты о доходах и расходах, прогнозирование движения ликвидности, бюджет фермы, прогнозирование предельно высокой себестоимости и предельного дохода, официальная отчетность и т.д.)
    2. Чтобы общаться с западными деловыми партнерами на одном финансовом языке, и они могли оценить настоящее финансовое положение хозяйства. Например, в русской системе не позволяется, чтобы расходы на рекламу и обучение рабочих отнимались как производственные расходы, и поэтому российские финансовые отчеты могут показывать прибыль, в то время как на самом деле компания теряет деньги. Западные инвесторы не любят таких сюрпризов. Бизнесмены любят общаться на едином деловом языке. Если украинские бизнесмены, работающие в сельском хозяйстве, хотят получить финансирование с Запада, им нужно использовать западные методы учета.

    Можно я немного пофилософствую? Когда держишь в руках плодородный украинский чернозем и видишь, как он рассыпается как самый лучший грунт для домашних растений, который только можно купить, нельзя не удивляться, почему украинское сельское хозяйство и сама Украина, где 40% самой плодородной почвы в мире, не процветают? Несомненно, что я не первый, кто задает этот вопрос и кто задумывается, почему американское сельское хозяйство такое продуктивное и прибыльное, хоть в нем работает так мало людей (меньше двух процентов), в то время как Украина на другой чашке экономических весов и страдает - и продолжает скатываться даже в большую нищету? Если бы такая богатая почва была размещена в стране с таким политическим и экономическим климатом, как в США, я уверен, что Украина бы экспортировала в много раз больше сельскохозяйственных продуктов, чем она импортирует, и процветала бы. Это бы сильно отличалось от нынешней ужасной экономической ситуации в Украине и украинском сельском хозяйстве. Достижения такой высокой продуктивности и прибыльности, конечно же, является целью многих западных программ, которые оказывают помощь в развитии сельского хозяйства Украины.

    Наши выводы и призыв к действию очень короткие.

    Из нашего разговора с Русланом и Людмилой видно, что возможно для честных, трудолюбивых, сведущих частных семейных фермеров, которые "умно" работают стать успешными и создавать богатство для себя и для Украины (и делать это "честно" зная правила и требуя, чтобы государственные служащие придерживались их), если они смогут убедить кого-то у кого есть доступ до капитала поверить им настолько, чтобы обеспечить финансирование. Это далеко не легко, но возможно.

    Западные программы гуманитарной помощи должны сконцентрироваться на том, как они могут выполнить следующие два задания:

    1. Исполнять роль "брачного агента" между (а) частным - возможно зарубежным - капиталом и (б) частными местными семейными фермерами/частным агробизнесом
    2. Обеспечить возможность частным фермерам получать деловую юридическую информацию, чтобы они знали как себя вести с украинскими государственными служащими. (Частные фермеры должны знать правила и требовать, чтобы государственные служащие придерживались их.)

    Вышеприведенный подход был бы честным и эффективным путем для западных программ гуманитарной помощи продолжать работать. Помогая таким людям как Руслан и Людмила, мы помогаем частным фермерам арендовать малоиспользуемую колхозную землю, эффективно и прибыльно ее обрабатывать и позже, на полученные доходы выкупить ее. Это был бы прямой и честный переход земли от колхозов к частным семейным фермерам без промежуточного шага, где множество людей владеют маленькими участками земли, которые пришлось бы заново собирать, чтобы получить ферму достаточного размера для эффективного хозяйничанья. Это даже еще больше оправдывает поддержку таких людей как Руслан и Людмила, когда мы стараемся модернизировать и приватизировать украинское сельское хозяйство с надеждой, что оно станет конкурентоспособным во всем мире.

    Рой Чейпин, Доктор Наук США в Составлении Рационов
    Волонтер для Land O'Lakes
    Домашний адрес: 11145 Chapin Lane, Amity, Oregon 97101 USA
    Домашний Телефон: 503-835-7317
    Факс: 503-835-333.
    E-mail: <roychapin@onlinemac.com>

    Ассистент Сергей Кираль
    Проект-Координатор и Старший Переводчик
    Программа Land O'Lakes - Фермер Фермеру
    E-mail: <serhiy@lol.lviv.ua>

  •  
    © Roy Chapin, 2018
      Домашняя  Поиск по сайту  Резюме  Работы Наверх