Поиск по сайту:  
Chapin Livestock Supplements Human Issues  


Домашная
Резюме Роя Чейпина
Работы
Питание для свиней
Питание для крупного рогатого скота
Питание для людей
Управление в сельськом хозяйстве

Отчет Роя Чейпина о его поездке в Финляндию с Николаем Сениным

ВСЕ РАССКАЗАНО ТАК, КАК БЫЛО УВИДЕНО ГЛАЗАМИ РУССКОГО СТУДЕНТА - НИКОЛАЯ - КОТОРЫЙ ЕЩЕ НИКОГДА НЕ БЫЛ ЗА ПРЕДЕЛАМИ РОССИИ
А ТАКЖЕ сопутствующие комментарии и вопросы

НАПИСАНО ДЛЯ ВСЕХ, КОМУ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО ЭТО ПРОЧИТАТЬ (Но записано в основном с заметок Роя и Николая)


Это отчет Роя о его поездке в Хельсинки с целью продолжить свою многоразовую визу в Россию, и возвращении через Санкт-Петербург для работы с нашим российским партнером. Наше путешествие длилось 9,5 дней с вечера 27 ноября до утра 7 декабря 1996 года.

В среду 27 ноября, 1996 года в 18:30, Николай Сенин и я выехали поездом из Ленинградского железнодорожного вокзала Москвы и отправились в Хельсинки, Финляндия. Я должен был выехать до этой даты, так как срок действия моей многоразовой визы заканчивался 28 ноября. Таким образом, мы выезжали из России утром 28 ноября. Я был рад уехать после тяжелых двух недель наших семинаров в Казани. До этого я еще никогда не был в Финляндии. В США в это время праздновали День Благодарения, так что я мог продолжить визу во время обычных американских выходных не пропустив ни одного рабочего дня.

У меня с собой была обновляемая многоразовая виза, но на ней нужно было поставить печать, которую ставят только при въезде в Россию. Так что я был "вынужден" проделать большое путешествие, чтобы снова законно находится в России. Я уже проделывал это в прошлом феврале, когда я совершил восхитительную шестидневную поездку в Прагу, где я наслаждался прогулками по городу с моим чешским другом Леосом Яником. Мне начинают нравиться эти русские требования к обновлению визы.

Сначала я немного расскажу о Николае Сенине и его семье.

Николай - 24-х летний студент, у которого есть степень магистра с металлургии, и который сейчас работает над диссертацией кандидата наук с полимеров, хотя он всерьез думает изменить специализацию на управление бизнесом, так как в России мало работы для его специальности из-за сокрушающего падения промышленного производства и, особенно, сокращения оборонной промышленности.

Россия в основном стала экспортером своих богатых природных ресурсов и импортером готовых товаров, которые продаются населению. России нужно больше перерабатывать своих собственных ресурсов и таким образом создавать ценности в России для россиян. Николай понимал, что в России нужно больше бизнес менеджеров обученных вести дела в западном стиле. Наша поездка в Финляндию повысила его понимание этого.

Кроме того, что я был рад компании Николая - мне нужен был кто-то говорящий по-русски для пересечения российской границы и обратного въезда, а также я должен был работать в Санкт-Петербурге с нашим российским партнером, и мне нужен был переводчик. Большинство людей в Финляндии хорошо разговаривают по-английски, что очень удобно для разговаривающего только на одном языке американца.

Впервые я встретил Николая первого октября 1995 года на служении в лютеранской церкви, которую я посещал. Он от рождения принадлежит к российской православной церкви и посещает там служения, когда их нет в лютеранской церкви, которая собирается только два раза в месяц. Он гордится своим святым покровителем в православной церкви - Святым Николаем. Мы с ним вместе зажгли пару свечей перед иконой Святого Николая в нескольких русских православных храмах.

Так как мы встретились почти сразу после моего прибытия в Москву - в августе 1995 года, Николай с радостью согласился помочь мне познакомится с Москвой и попрактиковать свой английский язык, а я был рад новому другу в России. Николай заботился обо мне, в том числе помогал покупать билеты в театр, когда ко мне приезжала моя семья, а также гости с Техаса. Мы также ездили в Сергеев Посад - город в нескольких часах езды поездом на северо-востоке от Москвы, где расположен большой российский православный храм "Лавра", который является штаб-квартирой церквей и представляет большую территорию. Таких штаб-квартир в России две: эта и еще одна в Санкт-Петербурге (Лавра Александра Невского), а также две в Украине.

Моим техасским знакомым, а также Кэролин и Кейти очень понравился Николай, а они ему.

Я был рад, что он сопровождал меня в этой поездке для обновления визы, так как это позволило ему впервые побывать за пределами России. Также мне доставляло радость то, что мы оба побывали в Финляндии впервые, и я мог узнавать ее как через свои глаза, так и через его. Его родители никогда не были за пределами страны своего рождения, так как до недавнего времени путешествия за пределы России строго ограничивались, поэтому поездка Николая была большим и волнующим событием также и для них.

Чтобы въехать в страну Николаю нужна была финская виза (25$). Для этого я написал письмо, в котором объяснил, кого я представляю, почему я еду в Финляндию, что мне нужен переводчик в этой поездке для пересечения границы и, по моему возвращению в Санкт-Петербург, для работы с нашим российским партнером. Также пообещал, что прослежу чтобы он вернулся в Россию. Это сработало. Гражданам США и Евросоюза не нужны визы в Финляндию.

Незадолго перед этим меня впервые пригласили на ужин в дом его родителей, где я познакомился с ними, а также с его девушкой Татьяной. Татьяна только начала учится в мединституте. Мистер Сенин - сельскохозяйственный инженер с научной степенью кандидата наук. Он был близок к получению следующей степени доктора наук, но условия в России изменились, и ему стало невыгодно продолжать свои изучения. Он написал книгу, которая была опубликована. Он подарил мне два экземпляра своей книги: одну с автографом и одну, чтобы читать, что маловероятно, так как она, конечно же, написана по-русски. Миссис Сенин преподает химию в университете, но зарплату не получает месяцами. Это объясняет, почему Николай так высоко ценит образование, и почему у него такой любознательный ум и жажда знаний и нового опыта.

В самом начале вечера к моему облегчению мистер Сенин сказал, что в доме у них не пьют. Никто из них также не курит; еще одно облегчение. Приятно быть с русскими друзьями вне деловых отношений, когда тебя не обкуривают и не заставляют пить и говорить тосты. Они живут с удобствами в более старой и стильной сталинской квартире, чем более новые хрущевки, которые строились меньшими и более небрежно. Это был очень приятный вечер.

Мне показывали армейские фотографии Николая. В основном это были групповые фотографии россиян в военных формах, иногда с оружием или на танках и т.д. Всю свою жизнь я видел такие фотографии, и их всегда называли изображением "врагов" или "плохих ребят" с "Империи Зла", которые стараются распространить коммунизм на весь мир.

Так что же изменилось? На этих фотографиях среди солдат я узнавал моего друга Николая, и теперь эти люди совсем не выглядели как враги, и ничем кроме своей формы, не отличались от фотографий американских солдат. И я был в доме родителей одного из этих врагов и наслаждался их неподдельной и искренней гостеприимностью.

Россияне часто показывают фотографии своих детей, братьев, сестер, родителей и других родственников; часто в военных формах. Показывание фотографий способ сказать, что вы желанный гость у них дома. Я рад, что сейчас в цивилизованном мире делается ударение на то, чтобы помогать друг другу вместо того, чтобы уничтожать друг друга. Мне нравятся "битвы" деньгами USAID направленные на помощь россиянам поднять их экономику. Намного приятнее и эффективнее создавать, а не уничтожать.

К счастью, США и Россия никогда прямо не воевали друг против друга. Я рад, что те времена взаимных угроз закончились; что мы "перековали мечи на плуги" и у меня могут быть друзья в России, я могу приходить к ним домой, жить и работать здесь с целью делиться нашим опытом для взаимного добра. Один из опытов, которым мы поделились - была наша с Николаем поездка в Финляндию. Я знаю, что эта поездка усилила международные отношения между нашими двумя странами.

К сожалению, молодые и старые люди - точно такие же как Николай и я - все еще умирают, потому что не все люди научились жить вместе в гармонии и, возможно, никогда не научаться. Но в это Рождество мы можем надеяться и молиться, что "лев и ягненок" смогут лежать вместе в мире.

А теперь перейдем к рассказу о поездке!

В четверг ранним утром Николай и я пересекли Российскую границу в Выборге. Во время этого было несколько сюрпризов, из-за которых я был очень рад, что со мной путешествовал человек разговаривающий по-русски.

Русский таможенник вошел в наше купе на четверых, чтобы проверить наши документы, в том числе и декларацию о том, сколько денег у нас было. Я задекларировал 1000$ США. Он попросил остальных двоих пассажиров купе выйти, и продолжал расспрашивать меня. Он спросил меня, где я взял доллары. Я ответил, что я снял их с помощью моей карточки VISA в Москве в отеле "Пента". Так как я не мог этого доказать, он сказал, что я могу оставить только 500 долларов. Так что он забрал у меня 500 долларов, дал мне квитанцию и сказал, что я могу забрать их, когда буду возвращаться в Россию. Это, конечно, заставило меня понервничать, так как бумажная волокита в России обычно длится долго, а поезд по дороге назад должен был остановиться только на 40 минут. Таможенник заверил меня, что этого будет достаточно. В любом случае у меня не было выбора. Я не мог не думать: "Что если я не вернусь в Россию?" Когда я буду уезжать, я буду везти меньше денег, или достану необходимые документы.

Я уже вывозил такую сумму в августе, когда я летел домой, и тогда не было никаких проблем, так что это оказалось сюрпризом. У нас с Николаем было по 500.000 рублей (100$) у каждого, что было допустимо. У Николая было 350$ с собой которые он мог задекларировать, и в любом случае это было ниже 500-долларового минимума. Николай позвонил из Финляндии в таможенную службу, и они заверили его, что мне без проблем отдадут мои деньги, так что я немного расслабился.

Позже, когда финские таможенники вошли в вагон, они сказали, что им все равно сколько денег мы ввозим в Финляндию. Они рассказали, что только что, обыскав сумки двух россиян, обнаружили по 45.000$ (сорок пять тысяч долларов) в каждой (вместе 90.000$). Те сказали, что везли деньги в Финляндию, чтобы купить пару джипов Чероки. Я спросил, были ли эти деньги задекларированы русским таможенникам, и мне ответили, что они не знали и не спрашивали, так как это не их проблемы. Финские таможенники разговаривали на безупречном английском, а русские разговаривали только по-русски. Тут я не буду критиковать, пока сам не выучу русский.

Позже я заметил обнюхивающую все полицейскую собаку. Ее несколько раз возвращали в туалет. Через некоторое время она начала лаять. Это была проверка: финская полиция спрятала там мешочек с наркотиками, чтобы проверить сможет ли собака учуять их. Собаке понадобилось несколько попыток чтобы учуять наркотики.

Финские и русские таможенники сели на поезд в Выборге и делали проверку во время езды в Финляндию. Тогда они выходят на первой остановке в Финляндии и садятся на следующий поезд идущий с Хельсинки в Россию, так что таможенные процедуры проделывают во время езды.

Еще только начинало светать, когда наш поезд въехал в Финляндию. Я посмотрел на Николая и увидел, что он спит. Через окно я начал замечать некоторые очень интересные отличия, и мне было любопытно заметил бы их Николай когда проснется, но я решил подождать пока он сам не начнет это подмечать, чтобы не программировать его разум.

Позже того же самого утра мы прибыли на железнодорожный вокзал Хельсинки. И я, и Николай были впечатлены тем, насколько он был чистым и ярко освещенным, как там все было аккуратно, и насколько дружелюбным был обслуживающий персонал. Мы нашли сервисный центр и с их помощью забронировали номер в отеле в центре города, который к тому же был самым дешевым. Мы легко дошли до него, поселились и приготовились исследовать город. Днем раньше шел снег, но он уже растаял.

Перед тем как выйти из отеля, я позвонил в Финскую оперу, а также в Финскую симфонию, но мне сказали, что все билеты распроданы на много дней вперед. Жаль!

Гуляя по Хельсинки мы начали замечать некоторые отличия, такие как то, что люди старались не наталкиваться на вас, большинство разговаривало по-английски и если мы спрашивали их - останавливались и показывали нам дорогу; все было чисто и в образцовом порядке: меньше мусора вокруг, не валялись бутылки из-под водки, меньше людей курили, здания были в хорошем состоянии, велись строительные работы, автомобили были новыми, чаще всего последних моделей, а их водители вежливыми и останавливались, чтобы пропустить нас. Киосков было мало, а те один или два что мы видели - были в основном закусочные, и в них не продавалась водка. Николай также обратил внимание, что везде были общественные туалеты. Он начал замечать некоторые отличия без моих подсказок.

Позже он сказал: "Для того чтобы увидеть разницу между Финляндией и Россией нужно только посмотреть через окно".

Он объяснил, что десять лет назад не мог бы и представить такого места как Финляндия, потому что в это время магазины в России были пустыми, и в них стояли длинные очереди обнадеженных покупателей. За несколько последних лет в России произошел значительный прогресс, так что теперь различия не такие большие. Я сам видел перемены к лучшему со времени моего первого приезда сюда в Мая 1993 года. Магазины были битком набиты. Теперь задача россиян заработать достаточно денег, чтобы смочь покупать то, что они видят и хотят. Такое повышение покупательной способности, конечно же, является частью главной цели нашего Русско-американского партнерства по сельскохозяйственному обучению.

Николай также заметил, что в Финляндии было намного больше богатства. Я спросил почему по его мнению это так. Он ответил: "Потому что они больше работают". Я спросил: "Почему?" Николай ответил: "Потому что у них есть мотив - они владеют частной собственностью, владеют собственными предприятиями или работают на тех, кто ними владеет, и работают в условиях свободного рынка". Он также отметил их сильную христианскую веру. Мы узнали, что свыше 90% всего населения - лютеране, приблизительно 6% - православные русского патриархата, а остальные принадлежат к другим конфессиям.

Николай сказал, что российская "Великая Революция" 1917 года была катастрофой для России. Он продолжил, что россияне устали от всех перемен, так как нет стабильности. Они хотят улучшений, но для того, чтобы все улучшилось - нужно многое менять, а перемены пугают; к тому же история показала, что не все перемены улучшают ситуацию.

Я дал Николаю английскую версию нашего учебника для Барнаульского семинара. Он говорит, что прочитал ее, а также книгу, которую мой банкир дал мне о банковой системе, которую изучают банкиры. Обе книги оказались для него очень интересными и полезными. Он прочитал также другие материалы о свободном рынке. Учитывая то, что он всю свою жизнь прожил в России, взгляды его и его родителей на удивление про-западные. Они говорят, что много читали о Западе и нашей экономической системе. Я рад, что был с Николаем, когда он впервые на собственном опыте познакомился с западной экономикой.

Однажды он сказал, что на западе должны понять, что он и другие россияне не необразованные "дикари" только вышедшие из джунглей (Хосе Пена заявляет, что некоторые из них еще не слезли с дерева!) - а наоборот высокообразованные во многих сферах люди, но после семидесяти лет репрессий они неправильно воспринимают западные понятия свободного рынка. Когда они с ним сталкиваются, то хотят узнать больше, но это их сбивает с толку, и они не знают как двигаться дальше.

С развитием телевидения, американских фильмов, электронной почты, факсов, больших возможностей для путешествий и т.д. уже невозможно держать 150 миллионов россиян в убеждении, что они живут в роскоши, в то время как Запад загнивает в нищете.

Много раз Николай был учителем, а я учеником. У него очень любознательный и восприимчивый ум, благодаря чему разговор с ним интеллектуально стимулирует и поощряет. Общаться с Николаем - настоящее удовольствие. Он также очень вежливый, понятливый и щедрый. У него есть все черты необходимые для товарища по путешествию. Кроме того он, как и я, любит гулять и исследовать что-то новое; так что мы пешком обошли большую часть Хельсинки и получили от этого громадное удовольствие.

Еще раньше, когда Николай говорил о "свободах", он сказал, что у россиян сейчас есть свобода слова, свобода собраний, некоторая свобода путешествовать, свобода демократических выборов и т.д., но большинству не хватает той свободы, которую он заметил у лютеранских миссионеров, а также у людей из Техаса - "экономической" свободы - денег и возможности делать с ними то, что они хотят делать: путешествовать, ходить в оперу и балет, симфонию, обедать в ресторане и т.д.

Николай сказал, что тоже хотел бы такую экономическую свободу, но не думает, что его нынешнее образование позволит ему ее обрести. Его преподаватели зарабатывают только несколько сотен долларов в месяц и часто вынуждены месяцами ждать зарплаты. Так как в его специализации очень мало работы, даже его преподаватели неохотно советуют ему изменить специализацию на что-то типа управления бизнесом.

Если для распределения ресурсов принять теорию Адама Смита "невидимой руки", тогда Николай принимает рыночные решения отправиться туда, где деньги, что, как указывает рынок, и есть то, чего хотят потребители. Через некоторое время этот маятник качнется обратно к промышленности и образованию в России, но для того, чтобы это произошло нужно проделать серьезные макроэкономические перемены. То, что можно прочитать в Московских газетах в основном довольно печально, если не сказать плачевно.

Я также заметил, что как Николай, так и другие россияне соглашаются, что нормально стараться отличиться экономически, тогда в России будет создано больше богатства, чем если каждый останется запуганным и незаинтересованным добиться "всего чего сможет".

Если Россия быстро не наладит свою макроэкономическую политику так, что зарубежный капитал потечет в нее, а россияне не получат достаточно уверенности в своей собственной стране, чтобы достать свыше двадцати МИЛЛИАРДОВ американских долларов, которые они хранят в их матрасах и инвестировать их в свою собственную страну, тогда высококвалифицированная рабочая сила России станет только отдаленным воспоминанием, а преподаватели технических дисциплин исчезнут по мере того как будут уходить на пенсию, и их не будут заменять молодые ученые как Николай.

Для начала хорошо бы, если б существовали банки, которым россияне доверяли бы достаточно, чтобы вложить туда свои сбережения. Это позволило бы собрать маленькие суммы накопленные отдельными особами в капитал достаточно размера чтобы быть инвестированным в российскую промышленность.

Студенту здесь сложно решить, что делать или даже быть заинтересованным делать что-то. Друзья Николая говорят, что он даром теряет время на образование. Они советуют ему стать таким же как они торговцем и зарабатывать "большие деньги". Николай ставит перед собой более высокие задачи.

Однажды Николай спросил меня, почему столько людей с Запада приезжают в Россию по программам подобных нашей? Мой ответ был, чтобы у студентов и людей, подобных Николаю, были такие же возможности для самореализации, включая накопление богатства и хорошего уровня жизни, как были у нас, когда мы росли".

Вернемся к нашей поездке!

Выйдя с отеля, мы проходили мимо финского мюзик-холла, который праздновал свое двадцати пятилетие в своем новом прекрасном здании, и вход был только по приглашениям. Мы купили билеты (приблизительно по 20$ за каждый) на Рождественскую песенную программу, которая должна была состояться в воскресенье вечером. Мы прошли дальше к оперному театру, и хотя они снова сказали, что все билеты распроданы, скоро они обнаружили, что несколько заказов в 12 ряду партера были отменены, и нам продали эти билеты со студенческими скидками. Николай выглядит студентом, а я "классический вечный студент" - что, как мне сказал доктор Николз с Иркутска, - "совсем не плохо!". Это стоило нам по 25$ - полцены - на оперу Россини "Севильский цирюльник".

Николай, Кэролин, Кейти и я видели эту оперу прошлого июня в Москве, так что это была хорошая возможность сравнить. Николаю эта опера в Хельсинки понравилась меньше, так как ее не пели по-русски как в Оперном Театре имени Станиславского. Супер-текст был, конечно же, на финском языке, так что я следил за происходящим на основе моего знания сюжета. Комедию тяжело понимать без перевода. Тяжело знать, когда смеяться. Ее ставили в современной обстановке в отличие от обстановки прошлого столетия, что позволило внести немного современного юмора. Я считаю, что они хорошо потрудились над постановкой, игрой и пением этой комедии, но зрители были довольно равнодушными. Музыка была хорошей. Оркестр - выдающийся.

Покупая билеты на эту оперу, я спросил о "Тоске" Пуччини, которую давали на следующий вечер, но мне ответили, что все билеты распроданы. Но так как удача была на нашей стороне, через некоторое время кассирша сказала, что опять отказались от нескольких билетов и мы за ту же цену со студенческими скидками получили места в шестом ряду партера, и получили возможность посмотреть вторую оперу.

"Тоска" - лирическая опера. Это была первая опера, которую Николай и я вместе смотрели в Большом Театре больше года назад. Постановка была фантастическая с выдающимися солистами, прекрасным оркестром и т.д., и публика была очень отзывчивой. Это был восхитительный способ сравнить комедию и замечательную лирическую оперу в два последовательных вечера.

Хельсинский оперный театр прекрасный, и ему только три года. Он довольно маленький - на 1300 человек. Это здание, которое можно использовать для разных целей. Там просторное фойе с множеством столиков, и перед представлением вы можете заказать, что вы хотите поесть во время антракта, так что как только вы выйдете из зала, заказанный вами столик уже накрыт, и вы просто садитесь и начинаете есть и пить то, что вы заказали раньше. Это большое усовершенствование над стоянием в бесконечной очереди ожидая пока вас обслужат, а потом будучи вынужденным в спешке проглотить все, что вы купили перед тем как снова поднимется занавес. Прекрасное обслуживание клиентов, и я уверен, что это очень прибыльно для театра.

В первый день в городе мы гуляли достаточно, чтобы хорошо узнать часть города, включая побережье вдоль части Финского залива. Весь следующий день мы провели в финском национально историческом музее. Экспонаты там датируются от самых ранних доисторических поселений и до нынешних дней. Это был прекрасный способ изучить историю страны. Так показана роль, которую отыграла металлургия в развитии Финляндии, а также множество исторических формирований. Особенно меня интересовали недавние политические процессы, которые превратили Финляндию в то, чем она является сейчас. Финляндия была вынуждена выплатить множество военных репараций России, и гордиться тем, что она единственная страна, которая полностью их выплатила. Сейчас ее считают политически нейтральной страной, и это имеет смысл, учитывая, что она граничит с Россией.

Финляндия объявила свою политическую независимость от России на следующий день после революции 1917 года. Нам сказали, что в то время уровень жизни горожан в России был немного выше, чем в Финляндии, а уровень жизни сельских жителей Финляндии был немного выше, чем уровень жизни русских, может потому что финны владели землей, а русские нет.

Экономическое сходство между двумя странами сейчас сильно изменилось, и хочется спросить, почему Финляндия сейчас такая процветающая по сравнению с Россией? (Нельзя не задавать то же вопрос, когда стоишь на берегах реки Рио-Гранде и смотришь сначала на Техас, а потом на Мексику, и думаешь, что же такого волшебного в этой реке, и как она влияет на валовой национальный продукт.) Одна очевидная разница между Финляндией и Россией это то, что в Финляндии была и есть частная собственность на землю и предпринимательство. Также у них множество свобод, которых нет у россиян.

Нам сказали, что средний годовой доход в Финляндии - 140.000 финских марок, что немного больше 31.000$ или приблизительно 2600$ в месяц. В России же средняя месячная зарплата составляет 160$ (четыре года назад - 35$). Не удивительно, что Николай (и я) заметили некоторые отличия.

На третий день в городе мы гуляли в районе порта. Посадка на круизный лайнер направляющийся в Стокгольм, Швеция, вызвала у нас желание тоже это когда-нибудь попробовать. В терминале возможно было даже найти чистые туалеты в лучших западных традициях.

Мы зашли в самую большую русскую православную церковь в Финляндии - Успенский собор - и стали свидетелями крещения малютки. Также мы зажгли свечу Святому Николаю. Мы прошли через большую часть Хельсинки, включая большую лютеранскую церковь, где проводился похорон, так что в один и тот же день мы видели служения начала и конца жизни. Мы посидели в колокольне лютеранской церкви, где игрок на органе тренировался к служению следующего дня.

Также мы посетили Финскую Национальную Галерею Искусств, которая была восхитительной. Там было множество сцен из финской истории и жизни, и пейзажей. Такие музеи подобные Музею российского искусства в Санкт-Петербурге, отличаются от Эрмитажа тем, что в них показано народное искусство и таким образом дают хорошую возможность смотреть на сцены жизни страны и наслаждаться народным искусством. В России мне очень нравятся картины с пейзажами Шишкина; особенно сибирские сосновые леса. Некоторые из его работ были выставлены в Финской Национальной Галерее.

Также там была специальная выставка фотографий Ирвинга Пенна в стиле современного искусства. Это американский фотограф, который делал снимки людей и предметов, отделенных от их обычного окружения, так что акцент делался только на особе или объекте, а не на контексте его окружения. Людей он фотографировал, поставив в острый угол между двумя белыми стенами. Я считаю, что это хорошая идея, когда фотографируют известных людей, которых можно узнать, но в случае менее известных людей лучше фотографировать их за их обычным занятием, как например, пианиста за пианино. Думаю, мне нужно больше узнать о таком виде искусства, но на меня это произвело мало впечатления, хотя несколько фотографий все-таки "затронули" меня.

Там была команда новостей Финского телевидения с камерой и репортером, который задавал вопросы посетителям выставки. Почему-то он решил задать мне несколько вопросов. Я мало разбираюсь в фотографии, поэтому, наверное, я звучал как невежественный американский критик искусства; но чего еще можно ожидать от выпускника Техасского сельскохозяйственного университета? (Я понимаю, что я не один такой, а Техасский сельскохозяйственный университет был очень важным для меня.)

К счастью ни я, ни никто из моих знакомых никогда не увидят этого. Я не думаю, что до этого я хотя бы слышал об Ирвинге Пенне. Я слышал о Карсте, который фотографировал знаменитых людей так, что на фотографиях были видны их сила и индивидуальность, и мне нравятся его работы. Во время интервью я не хотел говорить ничего негативного, но я сказал, что предпочитаю пейзажи, что действительно показало мою невежественность; это то же самое, если бы сказать, что вы любите музыку Лоренса Велка больше, чем любую другую музыку. (Я не люблю этого признавать, но мне очень нравиться эта музыка.) Они, наверное, подумали, что единственный мой вкус у меня во рту.

Вопросы заставили меня задуматься о том, что я считаю хорошей фотографией. Я решил, что мне нравиться видеть людей сфотографированных за их обычными занятиями и в обычной для них среде - как, например, когда они плавают на лодке, хотя у некоторых людей такие лицо или руки, по которым также можно рассказать историю без дополнительных предметов, или, как сказал бы Ирвинг Пенн - "отвлечения".

Тяжело захватить человеческую истинную индивидуальность в фотографии, но иногда это возможно, и мне нравятся такие фотографии. Это обычно случается, когда фотография не приготовленная, и вы захватываете человека в обычной ситуации в которой есть интрига и которая вовлекает вас в фотографию так, как будто она в троих измерениях, а не просто еще одна плоская заранее приготовленная фотография. Это заставило меня задуматься, какие из моих собственных фотографий мне больше всего нравятся и почему. (Опять проявляется эта черта "вечного студента".)

После ужина мы решили, что гулять весь день недостаточно, поэтому мы решили погулять еще несколько часов ночью. На этот раз мы пошли через район роскошных домов и посольств к другому побережью вдоль Финского залива. Приблизительно в 10 часов мы встретили женщину и ее дочь-подростка, которые гуляли со своей собакой. Мы заметили привязанные к доку лодки, на которые можно было забраться, и погуляли по прогулочных лодках и яхтах, которые кто угодно мог осмотреть и, при желании, украсть. Мы спросили женщину, безопасно ли быть на улице так поздно, и она ответила: "Конечно! Почему это может быть опасно?"

Очевидно в Хельсинки очень мало преступности. Не могу поверить! В американских больших (и некоторых маленьких) городах совсем не так, не говоря уже о Москве. Мы оба - Николай и я - учились как функционирует цивилизованное общество. Женщина продолжала рассказывать, что американский посол и его жена часто гуляют по побережью без охраны. Большие посольства были на холме с которого открывался вид на залив.

Женщина, с которой мы познакомились, а также ее дочь были очень хорошо осведомлены в экономике. Она сказала, что в Финляндии существуют большие социальные программы, так что безработные получают 80% того, что они бы получали если б работали. Кажется, так длится 500 дней, а после этого им нужно принимать участие в программах переподготовки. Если пара жениться, но у них нет квартиры - государство им ее выделит. Сначала это звучит прекрасно, но дальше она рассказала, что существует проблема того, что уровень безработицы составляет 16%, так как некоторые ленивые индивидуумы открыли, что жизнь почти такая же хорошая когда не работаешь, как когда работаешь.

Для поддержания социальных программ существует приблизительно 30-процентный налог на доход, но он прогрессирующий, поэтому если вы зарабатываете много - государство забирает львиную долю с этой суммы. Также очень высокий налог на наследство. Из-за высоких налогов множество бизнесменов покидают Финляндию, чтобы сохранить больше своих заработков.

Это создает интересную ситуацию, когда возрастает количество хорошо живущих за счет государства безработных, и уменьшается количество упорно работающих, создающих рабочие места, платящих налоги успешных бизнесменов, за счет которых и финансируются социальные программы. Создатели ценностей, конечно, не любят избыточную передачу плодов их труда тем, кто ничего не делает. Женщина сказала, что люди начинают понимать, что здесь существует проблема и много спорят о том, что делать. Швеция, долгое время державшаяся как идеальная социалистическая страна, наконец обнаружила, что тоже не может финансировать все свои социальные программы.

Женщина добавила, что в Финляндии должны произойти некоторые перемены, но очень важно, чтобы Финляндия не стала такой как США. Так как было уже поздно, я по глупости не спросил ее, что она имела ввиду; не для того, чтобы спорить, а просто чтобы узнать ее позицию и поучиться (чтобы я смог оправдать студенческие скидки с которыми мне продавали билеты в оперу).

Ее дочь побывала в Лос-Анджелесе. Она сказала, что Лос-Анджелес ей нравиться больше, чем Хельсинки. Я опять сделал глупость и не спросил почему. Может ей нравится теплая погода, пляжные вечеринки, Голливуд и чудаки.

Все это дает стимул думать какой баланс должен быть между социальными программами, размерами налогов, стимулом для бизнеса и т.д. Я думаю, что тяжело найти идеальное равновесие для общества. Я уверен, что ответ зависит от того есть ли у вас образование или нет, умны ли вы или не очень умны, работаете или не работаете, богаты или бедны, работящие или ленивые, и т.д.

Все труднее изменить общество к рыночной экономике, когда для этого нужно также изменить его культуру. Это задача для России, где на протяжении поколений ценился дух коллективизма, где все делят ценности (нищету) на противовес индивидуализму, который является частью рыночной экономики.

Когда социально недопустимо иметь больше, чем твой ближний, это является сильным мотивом НЕ желать чего-то добиться, чтобы не выделятся. Людям, которые выделяются в России своей способностью зарабатывать, сжигают дома, бьют стекла их машин, а самих их убивают. Стране тяжело иметь высокий валовой продукт, когда у людей культурные предубеждения против продуктивности, которая походит от упорного труда, чтобы быть лучше, чем большинство. Контролированная законом и моралью "жадность" творит чудеса для продуктивности и уровня жизни страны.

В Финляндии есть культура, которая на противовес русской пропагандирует порядок и аккуратность, вежливость, честность, религию (лютеранство), и т.д. Николай и я размышляли над вопросами, сколько понадобиться русской культуре измениться так, что люди перестанут упиваться и обкуриваться до смерти, бросать бутылки и мусор из ближайшего окна или в ближайшие кусты или прямо на улице, воровать все, что плохо лежит (Владимир Дон из Краснодара сказал, что если ты не воруешь - ты не русский!); наведут закон и порядок, уменьшат государственную коррупцию, будут вознаграждать за заслуги, а не за политическое или социальное влияние, и т.д.

Посмотрите на культурные отличия, которые выражаются между опрятностью США и тем, что можно увидеть в Мексике. Как можно изменить Мексику? Или как насчет Сингапура, где вас могут арестовать (и, я полагаю, оштрафовать и заточить) за то, что вы плюете на улице и делаете другие отвратительные вещи как, например, жуете жвачку в публичных местах.

Для того, чтобы двигаться от одного типа общества к другому, нужно менять культуру людей. Могут рыночные реформы помочь изменить культуру или культуру нужно изменить перед тем как рыночные реформы будут приняты? Возможно, изменения культуры и рыночные реформы должны происходить одновременно и скоординировано, а конечный результат будет разным в каждой стране из-за их исторических и культурных отличий. Как хорошо было бы, если бы мы были достаточно ясновидящими, чтоб понять: что России нужно на самом деле, и что она бы культурно приняла, чтобы все это заработало вместе и повысило уровень жизни.

Оставив женщину и ее дочь, мы пошли дальше продолжая общаться и, в конце концов, где-то в полночь вернулись в отель. Все это время мы не опасались, что на нас нападут. Когда вы из России или США чувство такой безопасности вызывает ощущение нереальности и дискомфорта. Между прочим, я себя чувствую безопаснее в Москве, чем в Лос-Анджелесе или Нью-Йорке.

Хоть мы были в Финляндии, мы встретили россиян. Группа их вместе с их финскими друзьями организовали вечеринку где-то на двадцать человек на столиках накрытых на улице сразу возле дверей отеля. Они много пили, ели, говорили тостов и веселились. Они так хорошо проводили время, что когда администратор отеля позвонил нам и спросил, не мешают ли они нам, я ответил, что нет и невольно наслаждался их вечеринкой.

В воскресенье мы гуляли по разным частям центра города, включая площадь сената и базары под открытым небом. В конце концов, мы оказались в громадной лютеранской церкви, когда там как раз заканчивалось служение. В воскресенье вечером в 16:00 начиналась рождественская программа, на которую у нас были билеты, так что мы пошли ее смотреть в Финский мюзик-холл. Выступали женщина финского происхождения замужем за румыном и их дочь, которые пели вместе с большим хором под музыку маленького оркестра. Это было прекрасное начало рождественского сезона.

Так как этот концерт закончился довольно рано, я предложил прогуляться к оперному театру "в котором все места были всегда проданы", чтобы узнать, нет ли возможности получить билеты на оперу Верди "Дон Карло" в понедельник вечером. Нам сказали, что все билеты проданы на многие дни вперед. И правда, там не было мест, но в Хельсинском оперном театре, также как в продажах и во многих других стремлениях людей, первое "Нет" не считается. Довольно скоро наш любимый продавец билетов, посмотрев на экран компьютера, и понажимав клавиши сказала, что только что освободились места. Это был первый балкон, первый ряд в самом центре, стоимостью 80$ за билет, но она продала нам их за полцены - так как мы были студентами. Я думаю, что до этого времени мы ей понравились, а я еще раньше сказал, что не могу позволить полную цену.

Это были самые лучшие места в театре, которые можно сравнить разве что с царской ложей в Большом. Так как "самые лучшие не достаточно хорошие" для нас международных путешественников и опытных посетителей оперы, мы решили взять более дешевые билеты и решили провести еще один день в Хельсинки. Николай сказал, что испытав весь восторг от пребывания в Финляндии он еще не готов возвращаться домой. Я напомнил ему, что в его анкете на визу написал, что обещаю возвратить его в Россию, и мы не могли оставаться в Финляндии вечно, но я "неохотно" согласился провести еще один день.

Эти походы в оперу напомнили мне Прагу, где Леос и я получили самые лучшие места сразу перед самым представлением на "Аиду" и сидели на первом балконе в переднем ряду в самом центре рядом с "жирными котами" Чешской Республики. Почему мы не сделали этого в Финляндии? Главное отличие было в том, что в Праге билеты стоили по 6 долларов. Там я не просил студенческих скидок.

Это дало нам возможность весь понедельник исследовать Хельсинки, что мы и делали к нашему общему удовольствию. Николай хотел походить по магазинам, чтобы делать сравнения и некоторые покупки. Цены в Хельсинки высокие. Бананы стоят вдвое дороже чем в Москве. В Макдональдсе два двойных гамбургера, молочный шейк, простой напиток и картошка фри стоят 16$. Я слышал, что хороший способ сравнить экономику - сравнить цены в Макдональдсе. Это было вдвое дороже чем в Москве. Сравнивать цены на билеты в оперу может быть еще одним способом сравнить валовой внутренний продукт разных стран.

Как заметил Николай, Хельсинки не самое лучшее место для русских и для людей с русской зарплатой. Я привык получать щедрую западную зарплату, а покупать по московским ценам, так что большие цены в Хельсинки были заметны и для меня. При высокой минимальной зарплате даже услуги продавцов очень дорогие и, конечно же, потребитель вынужден платить за это, что повышает цены, в том числе и цены на пищу.

Скоро пришло время идти на "Дона Карло". Это была бесподобная опера. Голоса были мировой величины. Так как этот оперный театр совсем новый, он напичкан всевозможным современным оборудованием: они меняют декорации прямо перед вами, в результате чего в опере на четыре или пять действий только один антракт.

Бас певец - Карл Чарльз - коренной финн, которому в тот день исполнилось 50 лет. Кроме того, он действительно умел петь. У этой оперы, в отличие от некоторых других опер Верди, мало лирических мелодий, но общий эффект почти ошеломляет. Николай и я наслаждались лучшими местами театра и величественным спектаклем с лучшими финнами (или самыми богатыми). Я был довольно хорошо знаком с музыкой, так как я видел Дона Карло несколько раз в Портленде, и много раз слышал музыку, чтобы приготовиться к ней. Это обновление виз мучительная вещь, но приходиться ее проделывать.

Почти вся публика стоя аплодировала при многочисленных повторениях "на бис" и исполнении большего количества песен для баса в честь его дня рождения. Я еще никогда не видел таких спонтанных и длительных аплодисментов. Это был неповторимый вечер и неповторимая опера!

Хоть цены на билеты высокие и "западные", нам сказали, что прибыль за билеты покрывала только 20% всех расходов, а остальные 80% покрывались за счет государственных дотаций, пожертвований и коммерческих спонсоров. Зал маленький по американским стандартам, поэтому потенциальная прибыль за билеты ограничена даже при высоких ценах.

Так что за пять дней мы увидели комическую оперу, большую лирическую оперу и неповторимую величественную оперу, и все они были в самом лучшем исполнении. Жизнь не так уж плоха!

К чему Николай так и не привык за эти пять дней в Хельсинки - это пить воду из-под крана. Я был удивлен, что он не хочет этого делать, хоть администратор отеля и заверил нас, что это можно. Тогда я понял, что он еще нигде не был, где он мог это делать. У него дома в Москве перед тем как пить воду они ее фильтруют, а тогда кипятят. Он сказал, что идея пить воду из-под крана в Хельсинки заставила его понервничать, и казалась ему неуместной. Я заверил его, что в Америке мы все время это делаем. Может когда-нибудь он будет больше путешествовать и на собственные глаза это увидит.

На следующее утро мы проснулись в 5 часов, чтобы успеть на поезд в Санкт-Петербург. Обратный въезд в Россию тоже был довольно интересным. Приближаясь к Финско-русской границе, мы видели хорошо ухоженные дома финнов, отсутствие мусора, а тогда пограничный забор, который был солидный, красиво покрашен, ухоженный и т.д. Я думаю, что финны хорошо над этим потрудились.

Через небольшую дистанцию явно "ничьей" земли, мы увидели деревянный, некрашеный и кривой забор, на верху которого было несколько рядов колючей проволоки, и за которым шла дорого с русскими солдатами патрулирующих на равном расстоянии друг от друга, а тогда начался мусор и беспорядок. Мы явно вернулись в Россию. Николай, выглянув в окно сказал, что видно, что он на Родине.

Что является причиной таких различий при пересечении этой условной линии из Финляндии в Россию? Как изменить это?

На границе вошли финские таможенники и все проверили. После этого была очередь русских. Они забрали наши паспорта и мою новую - без печати - визу и исчезли, пообещав отдать их в Выборге. Это для меня было очень важно, так как я надеялся получить обратно свои 500$ и для этого мне нужен был мой паспорт.

В Выборге мне вернули паспорт и визу только через 5 или 10 минут после прибытия. У меня оставалось 30 минут, чтобы забрать свои деньги. Осмотрев визу, я с радостью увидел, что на ней была необходимая печать, благодаря которой я мог оставаться в России до 30 сентября 1997 года, что и было причиной (оправданием) для поездки. Как только мы получили паспорта, Николай и я помчались на станцию, чтобы найти мои деньги. После некоторых расспросов и ошибок нас направили подняться по лестнице и пройти через двери, на которых не было никаких табличек. Там и были мои деньги, которые мне вернули сразу как только я предъявил квитанцию. Мы облегченно вздохнули, сели на поезд и покатили в Санкт-Петербург. Между прочим, даже туалеты на финских поездах чистые и их можно использовать.

Мы прибыли на Финский железнодорожный вокзал в Санкт-Петербурге, который находиться на другом берегу реки Нева от Московского железнодорожного вокзала. Нам нужно было спросить дорогу, и к нашему счастью мы встретили женщину, которая нам очень помогла. Все что нужно было - это говорить по-русски, и я с радостью понял, что тогда и в Санкт-Петербурге можно найти милых людей. У нас осталось очень приятное впечатление от того, как к нам там относились и даже когда мы вернулись в Москву. Часть разницы заключается в том, что в Санкт-Петербурге и Москве больше людей чем в Хельсинки, но большинство из них очень приятные. Русские водители показались нам немного более агрессивными. Один или два человека могут испортить приятное впечатление о городе, территории или целой стране.

Интересно, насколько заметными были изменения для нас обоих, когда мы въехали в Финляндию, но совсем не такими заметными, когда мы вернулись в Россию. Было совсем не неприятно возвратиться домой.

В Санкт-Петербурге мы остановились в отеле "Русь", где я останавливался за год до этого. Так как я уже три раза был в Санкт-Петербурге, а Николай не был там с того времени, как он был маленьким ребенком, я был гидом для моего российского друга. Это давало мне ощущение всемогущества, пока не нужно было с кем-то поговорить, и тогда Николай становился человеком двух культур.

Администратор в отеле "Русь" поставил печать на мою визу, и проставил там мою даты моего позволенного пребывания от дня моего приезда и до 30 сентября 1997 года; так что эта маленькая деталь не должна была меня тревожить до моего отъезда из России. Я думаю, что это законно, так как Санкт-Петербург одно из мест моего назначения указанных на визе, даже если я живу в Москве.

Звонок доктору Малахову, ректору Академии менеджмента и агробизнеса - нашему партнеру, подтвердил, что он хотел бы встретиться с нами в четверг, что дало нам возможность сходить в среду в Эрмитаж, который когда-то был зимним дворцом царя, а сейчас в нем хранится собрание некоторых из лучших мировых творений искусства, включая некоторые немецкие шедевры, которые россияне захватили во время второй мировой войны, и которые немцы хотят получить обратно. После всего умышленного и бессмысленного ущерба, который немцы нанесли другим царским дворцам, когда они отступали из Ленинграда по конец второй мировой войны, я бы не спешил возвращать немцам никакие шедевры.

Во вторник по прибытии в Санкт-Петербург, мы гуляли вдоль реки Нева мимо Эрмитажа, перешли на другую сторону реки и обратно и, в конце концов, вернулись в отель, чтобы на следующее утро рано проснуться и целый день гулять по Эрмитаже. Это было мое третье посещение, и опять оно очень впечатляло. Мы были там до его закрытия. Оба сильно устали.

В четверг мы встретились в академии с Доктором Малаховым и некоторыми его друзьями. Николай прекрасно переводил, хоть он и делал это впервые. Мы также встретили Бреда Билера из Айовы, который находился в Санкт-Петербурге по проекту похожему на наш, продолжающемуся до конца 1997 года. У него свой офис в академии. Мы с ним вместе поужинали в нашем отеле. О событиях этого дня я уже рассказал раньше.

В пятницу мы отнесли наши сумки на хранение на железнодорожный вокзал, так как вечером мы выезжали в Москву. Тогда мы пошли гулять по городу и через реку Нева к крепости Святого Петра и Павла, где хоронили большинство царей, начиная с Петра Великого. Было интересно видеть эти места захоронения в надземных склепах церкви. Также мы сходили на выставку чеканных монет, так как здесь расположен Санкт-Петербургский монетный двор. Мы побывали в тюрьме, в которой когда-то сидело множество политических узников. Наше время истекло до того, как мы все осмотрели. Мы ушли оттуда и пошли вдоль внешней стены крепости вдоль реки Нева, что дало нам прекрасный вид на Эрмитаж и другие места Санкт-Петербурга.

Перейдя через реку Нева, мы пошли к собору святого Исаака через площадь со статуей Петра Великого сидящего на своем коне, где декабристы начали свое восстание (14 декабря 1825 года), которое привело к смертям многих из них и ссылок в Сибирь большинства остальных. По дороге назад мы проходили мимо Адмиралтейского и Российского музеев, которые мы с нетерпением хотим осмотреть в следующий наш приезд в Санкт-Петербург. Прошлого июня я наслаждался Русским музеем вместе с Каролин и Кейти, когда доктор Григорий Черник был нашим гидом. Он сказал, что даже если бы у него не было бы даже денег на хлеб, он бы все равно пошел в Русский музей, чтобы дать пищу своим русским корням.

Так как эта поездка состоялась в самые короткие дни года, становилось светло приблизительно в девять утра, а темнело в четыре вечера и никогда не было достаточно светло, чтобы сделать хорошие фотографии. Заходили в музей, а когда выходили было уже темно. Было приятно видеть эти города ночью со всеми огнями. Погода была холодной (почти заморозки), большинство времени было сухо, поэтому было удобно гулять.

Тогда мы вернулись на вокзал и в восемь часов сели на ночной поезд в Москву. В дороге были проблемы с одним из вагонов, поэтому поезд прибыл в Москву на час позже, что довольно необычно, так как в России поезда ездят по строгому графику. Не опаздывайте ни на минуту, а то останетесь на платформе.

Я вернулся в свою квартиру (в субботу утром) и где-то через 30 минут мне позвонила Кэролин, проверяя как у меня дела, так как я должен был вернуться на несколько дней раньше. Она не получила от меня сообщений по электронной почте, как ожидала. Она сказала, что Мама плохо себя чувствует.

В понедельник утром Кэролин позвонила и сказала, что Мама умерла несколько часов назад. Хорошо, что это не случилось пока я был в Хельсинки и Санкт-Петербурге, так как тогда было бы труднее со мной связаться и у меня не было бы времени написать эпитафию, а также позаботиться о некоторых деталях, и, конечно же, обновляя визу я бы не смог чувствовать себя туристом.

Эта длящаяся девять с половиной дней поездка в Хельсинки и Санкт-Петербург была очень поучительная, расширяющая кругозор и приятная как для Николая, так и для меня. Мы достигли намного большего, чем просто получили печать на визу. Я много увидел и пережил, а также много думал о том, что видел и задавался вопросом: "Почему?" будучи неспособным найти много ответов.

У Николая теперь есть опыт путешествовать за рубеж, более развит международный кругозор, и он по новому переосмыслил важность хорошего менеджмента и лучше понимает тип экономической системы необходимой чтобы создавать богатство. Хоть он и не был в нашем списке задач, но теперь он один из "значительных продуктов" для России "полученных" в результате нашего Русско-американского партнерства по обучению. Работая с нами в Санкт-Петербурге, он также вырос как переводчик, где он очень профессионально помогал мне общаться с нашими партнерами.

Хоть Финляндия поражала своими отличиями, Россия по возвращению не казалась такой уж странной. Возможно, теперь она для меня является домом, и всегда приятно вернуться домой к тому, с чем ты знаком. В России больше вызовов чем в Финляндии. Здесь существует ощущение "грубости и буйности" на противовес аккуратности Финляндии, которое можно сравнить с ситуацией, когда ты приодетый сидишь в роскошной гостиной в окружении дорогих ваз, пьешь чай и боишься быть самим собой со всеми своими негативными чертами.

Возможно, вызов для России заключается в том, что здесь нужно столько изменить, чтобы сделать ее более пригодной для жизни и поднять ее до уровня западных стран. Может быть более приятным работать и видеть улучшения, чем наслаждаться жизнью после достижения цели. Это можно сравнить с путешествием по жизни, где наслаждаешься поездкой до "станции" а не просто ждешь с нетерпением конца поездки, а тогда наслаждаешься только "станцией".

В любом случае поездка была прекрасной, но я был рад возвратиться в Россию и продолжать работать на нашем проекте Русско-американского партнерства по сельскохозяйственному обучению. У нас было много работы и только шесть месяцев, чтобы ее проделать. В результате этой поездки я больше сконцентрировался на цели.

Николай не единственный, кто видел отличия, когда он выглядывал из окна в Финляндии.

Рой Чейпин, Доктор Наук США в Составлении Рационов

Домашний адрес: 11145 Chapin Lane, Amity, Oregon 97101 USA
Домашний Телефон: 503-835-7317
Факс: 503-835-3333
E-mail: <roychapin@onlinemac.com>

 
© Roy Chapin, 2018
  Домашняя  Поиск по сайту  Резюме  Работы Наверх