Поиск по сайту:  
Chapin Livestock Supplements Agrobusiness Administration  


Домашная
Резюме Роя Чейпина
Работы
Питание для свиней
Питание для крупного рогатого скота
Питание для людей
Управление в сельськом хозяйстве

Отчет, выводы и комментарии Роя Чейпина после посещения колхоза (теперь АО) в Ивановской области, 400 километров на северо-восток от Москвы

Во вторник и среду 22 и 23 октября 1996 года у меня была уникальная возможность увидеть первое русское Акционерное Общество (АО) созданное из приватизированного колхоза. Приватизация - это первый шаг в превращении совхозов и колхозов в конкурентоспособную силу русской развивающейся рыночной экономики. Это АО еще не сделало два следующих шага, которые крайне необходимы для успеха: реорганизацию и реструктуризацию.

Далее идет подробный отчет об этом визите. Его нельзя назвать объективным, поскольку я буду давать свои комментарии и высказывать мое собственное мнение о том, что я видел. Я думаю, что данная статья окунет читателя в "Русскую реальность" и позволит ему делать собственные выводы о том, что нужно, чтобы решить русские сельскохозяйственные и связанные с ними социальные проблемы. Простых ответов нет.

Прежде чем продолжить нам нужно разобратся в некоторых терминах. Приватизация - это процесс, когда право собственности на ферму отдается людям, которые там работают, и в результате возникает АО. Но на самом деле в новоиспеченном АО обычно мало что меняется, потому что теоретически каждый владеет всем (точно так же как и раньше), так что в реальности никто не владеет ничем конкретно, и что самое важное ни у кого нет материальной заинтересованности и ответственности владельца. По идее они все еще должны работать вместе и пробовать достичь каких-то результатов, но на самом деле они обычно стараются найти для себя побольше выгоды не заботясь о том, что будет дальше с АО. Методы их сотрудничества не всегда законны.

Одна из наболевших проблем такого политически и экономически нестабильного общества как российское - то, что люди работают не на будущее, а на настоящее. Это верный путь к самоуничтожению. Вместо того, чтобы вкладывать время, талант и финансы в предприятие, ожидая позже получить "вознаграждение", в такой нестабильной ситуации почти все, включая руководителей и так званых "владельцев", смотрят как бы получить немедленное вознаграждение и таким образом вытягивают с предприятия все соки, обрекая большинство экономических усилий на провал. Отношение такое: "как бы побольше и побыстрее нагрести", вместо того, чтобы работать, вкладывать и строить для своего будущего и для будущих поколений.

Приватизированное АО реорганизуется, когда его юридически, обычно на аукционе, разбивают на самостоятельные хозяйственные подразделения. Некоторые реорганизованные АО состоят из таких самостоятельных хозяйственных подразделений, как, например парикмахерские, булочные, продуктовые магазины, разнообразные промтоварные магазины, фермы и так далее, которыми юридически владеют конкретные люди и которые управляют ими так, чтобы получить прибыль.

Ферму можно назвать реструктуризированной, после того как она приватизирована в АО, реорганизованная в разные самостоятельные хозяйственные единицы и в ней изменена управленческая структура: новые менеджеры, новое оборудование по переработке, новая технология, новые программы сбыта и так далее. Эти изменения необходимы, чтобы выжить и успешно конкурировать в среде рыночной экономики.

В Акционерном Обществе Рождествено, которое расположено в 80 километрах на северо-восток от города Иваново и в 400 километрах на северо-восток от Москвы, я на собственные глаза увидел полностью неэффективный советский колхоз, который скоро, если не произойдут коренные изменения, заглохнет насовсем. Вся Россия переживает такой болезненный переход от центрально-плановой экономики до свободной рыночной экономики.

Мне повезло стать свидетелем этого, будучи волонтером по составлению рационов для Land O'Lakes (LOL) и их Агентства Соединенных Штатов для Международного Развития (USAID) финансируемой программой Фермер Фермеру (FTF).

Во время моего визита на эту ферму меня мучили многие вопросы, включая: "Действительно ли необходимы такие человеческие страдания?" К сожалению, это так, если срочно не будут предприняты решительные меры "акционерами" этого и других совхозов и колхозов, которые теперь называют себя Акционерными Обществами. Им нужна реорганизация и реструктуризация. Международная Финансовая Корпорация (IFC) Британского Фонда Ноу-Хау (часть Всемирного Банка) и Организация Поддержки Ферм с Рыночной Ориентацией (MOFSA) Агентства Соединенных Штатов для Международного Развития - две из нескольких западных организаций, которые работают, чтобы помочь русским АО перейти к настоящей частной собственности, и таким образом запустить благоприятный потенциал, чтобы создавать ценности, которые можно реализовать в рыночной экономике.

Первоначальной причиной моего визита на эту ферму, было то, что я должен был быть консультантом с откорма молочного скота - работа, которой я занимался в Соединенных Штатах и более чем тридцати заграничных поездках, в основном для Совета Соединенных Штатов по Зерновых Кормах. На этой ферме скоро стало ясно, что несколько советов по откорму и управлению не спасут эту ферму и общину, которая зависит от молочного животноводства, от экономического краха. Они знают, чем нужно кормить, но они не могут использовать свои знания на практике, потому что у них нет ни копейки. У них есть несколько выборов. Если они хотят улучшить свой уровень жизни, они должны сделать решительные шаги и сделать эффективные перемены, которые позволят им работать в условиях частной собственности.

В то время как отдельные сельскохозяйственные фирмы стараются переделать их микроэкономический курс, чтобы быть конкурентоспособными в рыночных условиях, было бы очень хорошо, если б Россия сделала соответствующие усовершенствования в своей макроэкономической политике, чтобы помочь частной собственности, долгосрочным инвестициям, конкуренции и способности рынка определять цены. Инфраструктура поддерживающая Российский сельскохозяйственный сектор должна быть намного более развитой, чтобы сельскохозяйственные предприятия могли процветать. Особенно России нужны лучшие технология, дороги и коммуникации, усовершенствованное финансирование, новый налоговый кодекс, выбор поставщиков, большие возможности по переработке, чтобы сделать сырые сельскохозяйственные продукты более качественными, и выбор рынков, на которых население б имело достаточно денег, чтобы платить наличными за то, что они покупают; и все это нужно без мафии, преступности, избыточных государственных правил и коррупции, которая сейчас повсеместна и сдерживает экономический рост по всей России.

Увиденный мной нефункциональный колхоз укрепил мою решительность не жалеть усилий, чтобы выполнить задание Российско-Американского Партнерства по Обучению (RAATP) в котором я являюсь резидент-координатором от Техасского Университета A&M (TAMU). TAMU -- Американский партнер. Российское Министерство Сельского Хозяйства и Пищи (MAF), а также их заведения по повышении квалификации и переподготовке кадров -- наши Российские партнеры. Мы также работаем еще с тремя ветками системы сельскохозяйственного обучения: техникумами, сельскохозяйственными университетами и академией сельскохозяйственных наук. Последняя в основном занимается сельскохозяйственными исследованиями. Образование очень важно для того, чтобы Россия смогла успешно реализовать рыночные реформы. Хочется надеяться, что Русские профессора, которых мы готовим на наших семинарах по управлению агробизнесом, успешно донесут новые изученные ими технологии конечным потребителям, которые в свою очередь смогут так эффективно управлять Российскими фермами и сельскохозяйственными фирмами, что эти АО будут реорганизованы и реструктуризированы, будут работать как настоящие частные предприятия и приносить хорошую прибыль.

Бывший посол США в России в отставке Томас Пикеринг недавно выразился оптимистически о будущем России. Трудно быть таким оптимистом после визита в этот колхоз. Для начала колхозам, совхозам и общинам, которые они представляют, придется пройти через человеческие страдания и агонию банкротств, которая заставит их принимать жесткие решения, которые позволят перейти к настоящей частной собственности, и таким образом дадут владельцам полномочия и ответственность за результаты их деятельности, тем самым запуская факторы производства, чтобы землю, рабочую силу и капитал можно было так использовать в сельском хозяйстве, чтобы производить в России ценности. Если банкротство фермы это последний шаг необходимый для введения частной собственности с ее большей прибыльностью и продуктивностью, тогда Посол Пикеринг прав, говоря, что Россия быстро прогрессирует.

Сейчас у совхозов больше проблем, чем перед перестройкой, поэтому русские нам часто говорят, что это доказательство того, что рыночная экономика не срабатывает. Для многих это может показаться логическим выводом, но он не учитывает того факта, что эти совхозы (в целом, поскольку возможно были и исключения) по западным стандартам никогда не были эффективными. С потерей государственных субсидий (и неспособностью государства выплачивать их после падения цен на нефть во всем мире), развивающаяся рыночная экономика ясно показывает, что эти фермы неэффективны, и что большинство из них не сможет работать успешно как колхозы и быть способным конкурировать на мировом рынке. Они должны быть по-настоящему приватизированы, реорганизованы и реструктуризированы, и управлять ими нужно ради прибыли, а не ради производства, так чтобы вложенный капитал приносил прибыль и давал возможность Российскому агробизнесу кормить и одевать россиян, чтобы они больше не зависели от более эффективных западных производителей. Пройдут годы, прежде чем российское сельское хозяйство сможет успешно конкурировать с зарубежными производителями, но оно уже старается повысить свою эффективность. Достижение этой цели облегчается значительной гуманитарной помощью с запада в виде обучения, подготовки и технологий.

Этот колхоз - теперь уже АО - близок к самоуничтожению, и российская реальность такова, что много бывших колхозов и совхозов в таком же отчаянном положении. Задача состоит в том, чтобы прокормить Россию во время этого перехода, избежать революции и свести к минимуму человеческие страдания, которые люди сами себе приносят тем, что они сопротивляются переменам и не признают того, что колхозный подход отмер. Он отмер потому, что он неконкурентоспособный по сравнению с западными сельскохозяйственными фирмами, которые работают в условиях рыночной экономики.

Основами частного предпринимательства являются: 1. частная собственность на все факторы производства, включая частную собственность на землю, 2. конкуренция между поставщиками, производителями и потребителями, и 3. целью является прибыль, а не производство. России нужны усовершенствования во всех этих главных сферах системы свободного предпринимательства, которые необходимы, чтобы рыночная экономика эффективно работала и приумножала богатства. Это и другие АО могут стать частной собственностью, но Российское правительство должно управлять так, чтобы содействовать увеличению конкуренции и разрешить свободное назначение цен на рынке. Уже есть ободряющие признаки того, что правительство начало перемены с целью увеличить конкуренцию и позволить свободное назначение цен на рынке.

Раньше Советское Государство поддерживало эти совхозы и колхозы субсидиями, а рабочих побуждали усердно работать угрозой негативных санкций (метод кнута). Во время перестройки с приходом персональной свободы, кнут не сумели успешно заменить персональными экономическими поощрениями (метод пряника), чтобы побуждать людей работать усердно и эффективно. Частная собственность на ВСЕ факторы производства может заставить "жадных" людей работать ради собственных интересов, и таким образом они приносят пользу всему обществу. Рыночные условия содействуют тому, что ценные ресурсы распределяются более эффективно и поэтому создается больше ценностей, чем сейчас вырабатывается в этих российских АО. Адам Смит назвал это "невидимой рукой рынка".

Правительство здесь играет большую роль, но его роль законодателя и полицейского, а не владельца и изготовителя. Пусть частные особы играют в бизнес. Правительство должно установить правила благоприятные для производства ценностей и следить за их выполнением, помня о том, что ценности должны быть доступны всем (я не сказал одинаково, хотя не хорошо, когда они доступны только некоторым), а не только тем, у кого есть связи.

Конгресс Соединенных Штатов еще в конце 19 века принял фундаментальное антитрестовское законодательство, которое поощряло конкуренцию. 1.Антитрестовский Акт Шермана принятый в 1890 году, провозглашал создание монополий и подавление конкуренции криминальными преступлениями. Индивидуальные нарушители карались штрафом до 250000 долларов и тюремным заключением до трех лет за каждое нарушение. Корпорации могли быть оштрафованы до одного миллиона долларов за каждое нарушение. 2. Акт Клейтона, принятый в 1914году, - цивильный статут (без криминальных наказаний), который запрещает некоторые приемы, такие как давать специальные тарифы некоторым клиентам, если это уменьшает конкуренцию или может привести к монополии. Особы, которые пострадали от нарушения этого акта, могут требовать в федеральном суде компенсации, которая трижды превышает убытки. Генеральные прокуроры штатов, могут в своих штатах выступать на стороне потребителей. 3. Федеральный Акт Торговой Комиссии был также принят в 1914 году. Им была создана Федеральная Торговая Комиссия (FTC), которая должна была приводить в жизнь антитрестовские законы. В 1938 Акт Вилер-Ли сделал Федеральную Торговую Комиссию также ответственной за защиту населения от лживой и вводящей в заблуждение рекламы. Как было написано с самого начала, Акт Клейтона относился только к корпорациям. Акт Селлер-Кефаувер, принятый в 1950, внес поправки в Акт Клейтона тем, что расширил его и включил любые объединения, которые "уменьшали конкуренцию, или создавали монополию".

Карл Маркс предвидел, что капитализм самоуничтожится, если сосредоточит в своих руках все факторы производства и таким образом ограничит конкуренцию. Капиталистические страны были достаточно далекоглядными, чтобы принять законы, которые защищают и поощряют конкуренцию, и тем самым поддерживают жизнеспособность капитализма.

Даже глядя на сельские общины, становится очевидным, что и в России частная собственность срабатывает, потому что люди хорошо заботятся о своих собственных маленьких участках земли и растениях, которые они там выращивают, и животных, которых они откармливают. В то же время они полностью игнорируют нужды сельскохозяйственных АО, владельцами которых они теоретически являются, но прав собственности на которые они совсем не чувствуют. Поэтому у них нет стимула так усердно работать, как когда они ощущают, что работают на себя. АО единственный работодатель в этой общине, но его "акционеры" не обращают на это внимания. Они больше относятся к нему как к "бесплатному складу вещей", где они могут утащить то, что им нужно для их собственных маленьких хозяйств, вместо того чтобы относится к АО как к источнику, где они могут черпать средства к существованию. В таких условиях люди пессимистически настроены, у них депрессия, они непродуктивно работают и часто они под влиянием водки.

Что за жалкое существование! Не удивительно, что эти люди вспоминают о "старых добрых днях" Советского Союза, с их безопасностью, и продолжают голосовать за коммунистов в тщетных попытках вернутся к ситуации, которая была искусственной, обычно коррумпированной, и которая, хоть они этого и не признают, изжила себя и морально, и экономически. Эти совхозы никогда не были достаточно эффективными, чтобы конкурировать на мировом рынке, и исторически выжили только потому, что государство их субсидировало. Теперь государство разорено и больше не платит субсидии. Правительство даже не может вовремя выплачивать зарплаты. Россия не может вернутся к колхозам. Это доказано историей. Вопрос в том, что мы можем сделать, чтобы помочь им продвигаться вперед?

Прежде чем вы начнете размышлять над этим вопросом, позвольте мне перечислить то, что я увидел во время моего визита в это коллективное АО - ферму и общину, и что вдохновило меня высказываться с таким пылом в пользу рыночной экономики зная, что рыночная экономика 1. как результат частной собственности поощряет людей усердно работать, давая им понять, что их выгода зависит от того, что они лично производят; 2. стимулирует конкуренцию, так что у покупателей есть выбор - срабатывает "невидимая рука рынка"; 3. дает возможность рынку устанавливать цены, позволяет эффективно распределять ограниченные ресурсы, чтобы дать ответ на главные экономические вопросы: (а) что производить, (b) сколько производить, (c) по какой цене и (d) кто что получает. Причем ответы на эти вопросы позволяют населению иметь высокий уровень жизни.

Вернемся к нашему АО!

(Некоторые из моих наблюдений записаны более, чем раз, но это потому, что разные люди снабжали меня информацией, и иногда она была противоречивой.)

Я был первым американцем, который побывал в этом колхозе, и которого большинство из них когда-либо видели. Директор колхоза сказала мне, что все в городе знали, что я там буду. В районе Иванова наивысший уровень безработицы в России, и на прошлых выборах почти все голосовали за коммунистов. Директор фермы - приятная женщина среднего возраста по имени Изольда. Она бывший учитель и городской мэр. Ее зарплата 370000 рублей (5400 рублей/1$США или 68,50$), меньше зарплаты, которую она получала, когда была мэром. Зарплату ей платят нерегулярно. Когда ее попросили принять должность директора, она согласилась, потому что понимала, что это даст ей лучшую возможность помочь общине. Похоже, что она была популярным учителем, и учила в школе многих из жителей города. Поэтому многие смотрят на нее как на маму города, которая должна сотворить чудеса и сделать их экономическую ситуацию более благоприятной.

Вместо того чтобы выбирать родительскую особу на менеджера им, как и другим АО, нужно нанять толкового менеджера, которого не будет интересовать ничто, кроме как превратить дело, которое теряет деньги в дело, которое зарабатывает деньги. ( Больше на эту тему смотрите в книге Дональда Бибольта "Корпоративный оборот".) Я не думаю, что это имеет место здесь, но часто многие менеджеры настолько близко связаны с влиятельными людьми внутри и снаружи организации, с целью разбогатеть тайными и часто нелегальными путями, что они практически не могут (или не хотят) принимать необходимые решения, чтобы сделать предприятие прибыльным. Нехватка знаний и желания перемен - серьезная помеха, которая задерживает Россию в ее переходе к рыночной экономике. Многим руководителям пора уйти в отставку и отдать бразды правления младшему поколению, чтобы те совершили быстрый переход к рыночной экономике.

В стране, где людям хронически недоплачивают, возникает "теневая" экономика, где люди поддаются соблазну получить сомнительными способами дополнительную прибыль для себя и своих семей, и делается это за счет соответственных решений руководителей, направленных на получение прибыли. После того как такая коррумпированная сеть налажена, люди не хотят изменений в руководстве, поскольку тогда им бы пришлось наново налаживать свои любимые контакты. Таким образом руководители обычно переизбираются акционерами АО. Многие акционеры АО пожилые люди, которые живут на пенсию АО. Поэтому многие русские организации во всех секторах: публичных и возможно частных, включая даже образовательные учреждения, делают все, чтобы поддержать существующее положение и, таким образом, не могут изнутри сделать необходимые изменения в руководстве. Вот где нужен независимый предприимчивый руководитель. Предприимчивые руководители становятся популярной темой, но таких в России сейчас мало.

Когда люди зарабатывают дополнительные деньги нечестными способами, страдает все общество. Чтобы заработать дополнительные деньги они расходуют дополнительные усилия, а это непродуктивно для АО. Часто многие люди внутри организации так негативно заняты. Это утерянные усилия для всего общества. Если б деньги потерянные из-за воровства выплачивались как законные зарплаты, коррупция была бы устранена, и хорошее руководство преобладало, уровень жизни русского общества был бы выше, чем при нынешней коррумпированной системе. Как выразился один мой русский друг, который занимает высокую должность: "Эта система делает всех нас мошенниками!" Как изменить менталитет целой нации?

Ленин называл религию "опием для народа". Он и Сталин уничтожили множество церквей, запретили свободу вероисповедания и таким образом уничтожили один из главных источников учения нравственности в стране. Теперь это проявляется, и страна дорого за это платит. Сравните отношение к честности и частной собственности в России и Финляндии, где 90% населения лютеране, и 6% православных русского патриархата. Религия, и особенно Православная Церковь Русского Патриархата возвращаются в Россию. В дополнение ко всему прочему, возможно благодаря религии россияне смогут повысить свою нравственность, и это будет проявляться в бизнесе, а также в личной жизни. Но на это нужно не одно поколение.

У чужого предприимчивого руководителя с большим количеством телохранителей было бы больше шансов превратить проигравших в победителей, чем у большинства существующих руководителей. Делая это он/она несомненно вызвали бы недовольство по разных причинах почти у всех. Известно, что недовольные люди в России всегда находят общий язык и устраняют причину своего недовольства, нанося телесные повреждения реформаторам. Поэтому быть реформатором в России довольно опасно.

Западные организации гуманитарной помощи могут проводить разнообразную образовательную деятельность в этой стране, но пока мы не сможем прорваться сквозь стену руководительского братства и их неспособности делать перемены, пока мы не убедим руководителей ориентироваться на долгосрочные корпоративные цели, вместо того, чтобы думать о собственных краткосрочных прибылях, мы воюем в проигранной битве. К сожалению такова сегодня российская реальность.

Вернемся к нашей истории.

Мы приехали на ферму по болотистым дорогам, для которых не помешал бы вездеход, вместо нашей обычной легковушки. Мы зашли в офис этого АО, где нет ни компьютера, ни электронной печатной машинки. Зато там были деревянные счеты и ручной микрокалькулятор. Мы узнали, что главная сфера деятельности этой фермы - молочное животноводство. Урожай выращиваемый на ферме скармливается коровам, а продажа молока - главный источник прибыли. На ферме 850 животных, включая 450 молочных коров (черно-белой масти), которые в среднем дают 2600 литров молока за дойку. (В другой раз мне сказали, что 435 коров дают 1500000 литров молока в год, или приблизительно 3500 литров за дойку.)

Они предпочитают продавать молоко частному молокоперерабатывающему предприятию по 800 рублей/литр, но это предприятие уже задолжало им 40000$ за предыдущие поставки молока. Ферма хотела бы, чтобы это предприятие стало на ноги, поэтому она старается сотрудничать с ним. Поскольку им нужны наличные, ферма также продает часть молока другому предприятию по 700 рублей. Они также занимаются розничной торговлей молоком за наличные на местном рынке - по 1300 рублей. Еще раньше в этот день мы побывали на этом частном молокоперерабатывающем предприятии на окраине Иваново. Они признали, что задолжали своим поставщикам, и что им тяжело достать достаточно молока, чтобы перерабатывать его в масло, сливки, сметану, сыр и пастеризованное молоко, чтобы удовлетворить рыночный спрос. Они не вырабатывают йогурты или плавленый сыр. Это молокоперерабатывающее предприятие также владело пекарней и получало молоко от фермы в обмен на хлеб, а ферма в свою очередь отдавала хлеб своим работникам в счет части задолженности по зарплате. Это молокоперерабатывающее предприятие также имело доступ к обуви и другим товарам, которые они также использовали для бартера.

У молокоперерабатывающего предприятия летом было семь поставщиков молока, но сейчас их меньше и нужно больше молока для переработки. У их продуктов не было этикетки, но они работали над этим. Они говорили, что их продукты были высшего качества, поэтому я посоветовал им поместить свою эмблему на своих продуктах, чтобы потребители могли отличать их, и тогда, возможно, они могли бы продавать свои продукты по высшей цене.

Оплата может быть в трех видах: рубли, бартер и талоны, которые Ивановская область выпускает на некоторые товары. Эти талоны можно использовать, чтобы платить за другие товары в области, включая налоги для области. Это напоминает подпольную местную денежную систему, которая в США считалась бы противозаконной. Также их легко обесценить, просто напечатав больше талонов - мера, на которую идут даже цивилизованные правительства.

(Российская Федерация печатая рубли, уничтожила сбережения всей жизни многих своих граждан. Ярким примером, чтобы проиллюстрировать эффект девальвации рубля за последнее десятилетие может быть аренда Американским Посольством Спасского Дома для жилья американского посла. В середине восьмидесятых, американцы и русские подписали договор об аренде на двадцать лет, по которому американцы должны были платить в рублях (без учета жилищных расходов) сумму эквивалентную в то время 60000 американских долларов в год, за имущество стоимостью свыше пятнадцати миллионов долларов. После гиперинфляции рубль обесценился так, что американское правительство платит меньше 25$ (двадцати пяти долларов) в год. Россияне жалуются и пробуют возобновить переговоры, но они сами виноваты в том, что печатали деньги и управляли экономикой так, что пришлось печатать рубли. Лидер коммунистов Зюганов советует правительству печатать деньги, чтобы расплатится с долгами. Международный Денежный Фонд и Всемирный Банк решая давать ли ссуды России, учитывают способность России контролировать инфляцию…)

Молокоперерабатывающий завод платит производителям за их молоко в зависимости от количества бактерий, жирности, кислотности, а также охлаждено ли молоко до температуры ниже 10 градусов С. перед доставкой. Проблемы с наличными молокоперерабатывающего предприятия, конечно же усугубляли проблемы с наличными колхоза, где мы побывали и АО в свою очередь не могло выплачивать зарплаты, покупать припасы и так далее. Конечно же, покупательная способность работников упала. Это заколдованный круг. Невыплаты зарплат уменьшают количество денег, за которые можно купить товары. Это одна из причин, почему Россия смогла в прошлом году понизить инфляцию. В США такое бы не прошло.

На молочной ферме мы побывали в хлевах, перед тем как коровы возвратились с пастбища. Ни одно из автоматических устройств для чистки хлева не было исправным, поэтому навоз был старательно вручную перенесен в яму в конце хлева, из которой его потом перекачивали в грузовики и увозили для использования в поле. Мне сказали, что множество оборудования на ферме было в нерабочем состоянии. Полы в хлевах деревянные, поэтому их нелегко чистить, особенно если учесть, что поскольку хлев старый, полы в плохом состоянии и пропитаны мочой и навозом.

У фермы есть земельный участок размером 900 гектаров (в 1 гектаре 2,48 акров) для выращивания зерновых, и 750 гектаров для выращивания кормов. Минимальная зарплата в России 250000 рублей (46$) и мне сказали, что выплачивали 25% от этой сумы. (Судя по дальнейших цифрах, я думаю, что имелось в виду, что ее выплачивали не вовремя.) Население этого городка 400 человек, из них 60 работают на ферму. Среди них 24 специалиста и менеджера, таких как техники, бухгалтеры, экономисты и так далее; 35 водителей, работников на оборудовании и на урожае, 5 работающих в детском саду и 10 работающих уборщиками, сторожами и так далее; всего вместе 134 человека, которые получают зарплату. В школе 110 учеников и 16 учителей. 10 докторов и медсестер. В городке нет больше никакой работы, хотя приблизительно десять человек работают продавцами. Там есть один магазин и почта. Это самый настоящий "фирменный городок", где на ферме вырабатывается молоко, которое приносит прибыль всем его жителям.

Я специалист по откармливанию животных, поэтому, узнав, что коров кормили сеном из поздно срезанной и перезрелой травы, которая уже была затхлой, и молотым ячменем и овсом, я сразу понял, что коровам не хватает протеина. Они все еще были на пастбище (конец октября) и возможно могли получить протеин оттуда. Когда я спросил о протеиновых добавках, мне сказали, что они не могут себе этого позволить, как не могут позволить себе покупать корма. Я предложил им обменивать молоко на протеиновые добавки. Они сказали, что подумают об этом. Мне сказали, что им пришлось зарезать корову и продать мясо даже для того, чтобы купить соли. Они не дают животным никаких витаминов или минералов. В корма добавляют сосновые иголки в надежде, что они немного удовлетворят потребность в витамине А.

Я предложил им продать несколько коров и купить достаточно кормов, чтобы хорошо кормить остальных, но мне сказали, что если бы коров продали, то вырученные за них деньги ушли бы вместо покупки кормов на выплату задолженности по зарплате. Это не совсем сходилось, поскольку Изольда мне позже сказала, что она и бухгалтер могли контролировать, на что идут деньги.

Мы вместе с Изольдой и некоторыми из ее менеджеров очень приятно поужинали и обговорили их проблемы и способы их решения, но нашли мало причин для оптимизма. Мы также обговорили некоторые проблемы России. Когда я спросил Изольду, что бы она сделала, если б была Ельциным, она ответила: "Умерла!" Она также снова сказала, что любые деньги, откуда бы они ни появились, пришлось бы по требованию рабочих пустить на выплату задолженности по зарплате. На выплату по задолженности зарплат идет весь возможный капитал, и это эффективно уничтожает любую надежду сделать эту ферму рентабельной.

Я сказал, что хотел бы посмотреть на коров, поэтому мы вернулись на ферму. В предыдущую поездку мы прошлись через городок, что дало нам хорошее представление о жилищных условиях и ситуации в нем. На этот раз было темно, поэтому нас повезли в машинах фермы.

Коровы выглядели на удивление хорошо по сравнению с тем, что я ожидал увидеть, после того, как мне сказали чем их кормят. Это возможно из-за того, что уровень протеина был слишком низок, чтобы поддерживать выработку молока. Это бы означало, что наличная энергия не используется на выработку молока, поскольку, чтобы синтезировать молоко энергия должна соединятся с протеином, и таким образом энергия, как и жир, остается на корове. Состояние коровы за пятибалльной шкалой тянуло на три - три с плюсом (где 1 тощая, 5 -- тучная.)

Во время этого тура мы встретили менеджера ответственного за молоко. Она сказала, что производителям молока в США можно только завидовать из-за намного более благоприятных условий их работы. Большинство работающих на ферме -- женщины. Когда мы пришли, они уже окончили доение и были рады возможности пообщаться. Там присутствовало 18 человек. Они задавали множество вопросов о США, поскольку у них еще никогда не было возможности поговорить с настоящим американцем.

Я также расспрашивал их о ферме. Мне рассказали, что интервал между отелами составлял 13 месяцев, а на зачатие шло две ампулы спермы. Если эти цифры верны, то это очень хорошо. Телку начинают доить в возрасте от 30 до 36 месяцев, а желательно, чтобы это происходило в возрасте 24 месяца. Это легко понять, потому что как я позже узнал, их отнимают от кормления матерью в возрасте 1-го месяца вместо желательных двух и им не дают дополнительно протеинов. Телятам нужен полный рацион, содержащий 18% сырого протеина в сухом веществе. Этим телятам не дают протеинов, а поскольку их кормят травяным и кукурузным силосом к которому добавляют только зерно, они страдают от острой нехватки протеина. К тому же их слишком рано начинают кормить силосом. Молодых жвачных нельзя кормить силосом, пока им не исполнится шесть месяцев. У телят, которых я видел, были раздутые животы, а сами они были чахлыми. Я сталкивался с теми же проблемами десять лет назад в Венгрии, когда работал консультантом по выращиванию скота для Американской Ассоциации Холстейна.

Телят содержали в антисанитарных условиях в помещении без соответствующей вентиляции, они могли легко соприкасаться друг с другом и таким образом легко распространять болезни. Мне сказали, что в прошлом году умерли 68 телят из 544 (12,5%). У них сейчас на ферме 1300 животных (прежняя цифра, которую мне называли -- 850), 450 из них - молочные коровы. Нынешнее количество коров меньше того, которое отелилось в прошлом году. Изольда подтвердила, что в прошлом году у них было больше коров. Она сказала, что у них есть места для 490 коров, так что цифры не совпадают. У них 110 телок. Большинство они будут держать для воспроизведения, но нескольких продадут частным фермерам, чтобы купить корма.

Во время разговора с работницами фермы (среди них было и несколько мужчин), они рассказали, что они спаривают коров во время первой течки, которая начинается через 45 дней или немного позже после отела. Перед доением они сначала моют вымя и через 3-4 минуты начинают доить. Для максимальной надоя молока, сначала нужно минуту массировать вымя, а опытные доярки это делают две минуты. Они используют одну и ту же грязную тряпку для многих коров и при этом не применяют никаких дезинфицирующих средств, чем способствуют распространению мастита. Они сказали, что для мытья используют перекипяченную воду. Также они заявили, что у них очень редки случаи заболевания маститом, что является чудом учитывая антисанитарию, примитивный способ доения и плохое питание с нехваткой протеинов, витаминов и минералов - всех питательных веществ, которые помогают строить иммунную систему и таким образом понижают проблемы болезней.

Когда я спросил их, что им нужно делать, чтобы получать больше молока, они сказали, что нужно восстановить былую механизацию и трудовую дисциплину, и казалось что все из них понимают, что нужно лучше кормить животных. Они говорили, что люди не получают зарплату, они пессимистически настроены, разочарованны и слишком много пьют. Когда во время встречи их директор Изольда спросила меня, что им нужно делать, я увернулся от ответа, потому что не хотел прямо перед всеми рабочими заявлять, что им нужно по-настоящему приватизировать, реорганизовать и реструктуризировать все предприятие, а это бы означало, что некоторые из них потеряли бы работу. Так как Слава (переводчик и координатор LOL) и я должны были ночевать в доме директора, я не хотел, чтобы в городке распоясалась толпа линчевателей.

После этого мы говорили о Русско-американских отношениях, и как сильно мне нравилось жить в России, что есть позитивного в России и над чем нужно работать. Много женщин, когда уходили, говорили мне " большое спасибо", поэтому я думаю, что мы все чувствовали, что это была достойная встреча. Это большая ответственность, когда знаешь, что ты первый американец, с которым они когда-либо разговаривали. Мы многому научились друг у друга. Начинаешь по настоящему переживать за этих людей, когда понимаешь насколько мало у них выбора.

В общем, складывалось впечатление, что они во всем винят правительство и частных фермеров, которых они обвиняют в развале колхозов. Они не очень пробуют повлиять или взять на себя ответственность за свое бедственное положение, что естественно, учитывая то, что в течение 75 лет им говорили, что делать, а инакомыслящих отправляли в ссылки и многие из них уже никогда не возвращались.

Квартиры и дома в городке - собственность АО. Жильцы сами заботятся об их содержании. Горожане выбрали Изольду, а также совет директоров из семи человек, перед которыми она отчитывается. Лучше было бы, если бы акционеры АО избирали только совет директоров и позволяли бы ему избрать руководителя, потому что когда акционеры избирают и совет и руководителя, то у совета нет никакой власти влиять на руководителя. Изольда сказала, что совет и акционеры довольно консервативны и не хотят перемен. Пенсионеры составляют от трети до половины населения. Поскольку они члены колхоза, у них также есть право голоса. Они выступают против аукциона, который бы перевел имущество колхоза в частные руки.

Люди пенсионного возраста представляю особую проблему для АО. Во время перехода к рыночной экономике нужно позаботится о них, так как у них уже нет возможности наново отработать часть своей жизни. Особенно тяжелая проблема для колхоза (АО) сводить концы с концами плюс выплачивать пенсии и обеспечивать пенсионеров жильем и услугами. У государственного и местного руководства нет средств, чтобы взять на себя ответственность за обеспечение этих нужд. Эта ноша должна быть снята с АО, чтобы оно смогло функционировать как предприятие, которое работает на прибыль, вместо того, чтобы заниматься благотворительностью и обеспечивать столько социальных нужд, которые поглощают весь рабочий капитал АО. Можно было бы сделать такие изменения, что АО платило бы налоги и эти государственные доходы шли бы на удовлетворение социальных нужд, включая заботу о пенсионерах. Это бы немного облегчило жизнь АО или, хотя бы улучшило циркуляцию денег.

Я спросил Изольду о трудовой дисциплине, и она сказала, что она мало что могла сделать, чтобы ее поддерживать, так как люди продолжали бы жить в этой деревне, и если бы она применила какие-нибудь меры, это вызвало б даже больше проблем, включая кражи. Тяжело поддерживать хорошие трудовые отношения, когда к не желающим работать нельзя применить никаких мер, как например увольнение, после того как все другие позитивные методы управления кадрами не принесли позитивных результатов.

Система охлаждения молока была остроумной, но примитивной. Она представляла собой "плавательный бассейн", глубина которого равнялась высоте бидона для молока. Через бассейн были переброшены доски-мостики, по которых рабочий мог вынести бидон с молоком и погрузить в воду. Молочные бидоны накрывались крышками. Когда приезжал молоковоз, от него через специальное отверстие в стене здания протягивали шланг, с бидона снимали крышку и откачивали молоко. При этом очень легко было разбрызгать вокруг воду, она могла попасть в открытый бидон и занести заразу в молоко. Они сказали, что регулярно меняют воду в бассейне, чтобы все было "чисто и гигиенично".

Когда вечером мне предложили выпить сырого молока, я отказался. Флойд Бодифелт, мой знакомый с кафедры пищевых технологий Орегонского Государственного Университета, однажды мне сказал, что единственная польза от сырого молока - контроль населения. Я не хотел так рисковать жизнью, потому что мне слишком нравилось быть в России. К тому же туалеты в колхозе были примитивные, а до Москвы ехать было очень долго.

Слава и я встретились с доктором Али Алиевым, ветеринаром АО. Он уже проработал на этом колхозе 11 лет, еще со времен старой коммунистической системы. Он тогда работал на ветеринарную клинику, и обслуживал несколько колхозов. Когда-то эту клинику поддерживала районная администрация с центральным распределением лекарств. Но это уже давно в прошлом. Теперь каждая ферма должна сама покупать лекарства, а у этой фермы совсем нет денег. Ветеринар уже несколько месяцев не получал зарплату, поэтому чтобы выжить вынужден подрабатывать вне фермы (как получиться и где получиться). У него безработная жена и трое детей. Дома он держит молочных животных, которых он использует для молока и мяса.

Доктор Алиев сказал, что коровы не болеют на молочную лихорадку, возможно потому, что это черно-белые коровы (не холштайны) и их не выращивают и не откармливают для большущего производства молока. Телята болеют на грипп. Они родятся в плохом состоянии. Доктор сказал, что смертность телят достигает от 20 до 25%, но согласно другим данным, эта цифра вдвое меньше. Очень много заболеваний на метрит, проблемы с отелом - телят приходится вытягивать, и иногда бывает не отделение плаценты. Он считает причиной этих проблем плохое питание, включая нехватку протеина, витаминов, макро- и микроминералов.

Он сказал, что телят в течение двух часов после рождения насильно кормят молозивом. Это очень хорошо. У коров перед отелом берут анализы крови на антитела. У них низкий уровень сахара в крови. Я так и не узнал, какой у них уровень антител. Они телятся круглый год и дают больше молока весной, когда пасутся на зеленой траве.

Мы увидели три открытых ямы для хранения силоса. Они не были ничем накрыты и не защищены (только немного соломы) от дождя и снега, который в скором времени должен был выпасть. Возле ямы я увидел старый целлофан с прошлого года. Когда я спросил, почему они не используют его в этом году, ветеринар ответил, что в этом году у них нет денег, чтобы купить целлофан, поэтому они потеряют половину силоса. Он сказал, что как минимум верхние 15 сантиметров силоса замерзнут и будут утеряны. Это как в пословице: "Без гвоздя подкова была утеряна, без подковы конь был потерян, без коня война была проиграна".

Он сказал, что зимой у них закончится силос и корма, и будет трудно найти где их купить и даже еще труднее заплатить за них. Складывалось впечатление, что единственный выход, это продать несколько коров сейчас и купить корма, чтобы остальные не голодали. Он согласился, что им нужно уменьшить стадо, но сказал, что нельзя продавать тельную корову на мясо.

Также ветеринар нам сказал, что хотя коровы сейчас в хорошем состоянии, когда их переведут внутрь на зиму, они потеряют вес из-за плохих кормов. В конце октября коровы все еще были на пастбище. Трава была зеленой, но ее было мало. Он сказал, что когда коров переведут внутрь, им будут скармливать 10 кг силоса (когда-то им давали 30 кг), 2 кг сена и от 1,5 до 2 кг зерна. Один килограмм зерна дают коровам, которые производят небольшое количество молока, три килограмма коровам, которые производят много молока, и один килограмм телятам. Этого совершенно недостаточно. Я не думаю, что названные цифры совершенно верны, поскольку они составляют меньше чем половину того, что коровы смогли бы съесть. Этого едва достаточно для поддержания коровы, не говоря уже о хорошем производстве молока.

Он сказал, что десять лет назад у них был хороший силос, и коров хорошо кормили круглый год. При прежней коммунистической системе корма изготовлялись в другом месте и хранились в центральных государственных хранилищах, а уже оттуда их распределяли между разными совхозами и колхозами. Теперь эти "приватизированные" фермы сами перемалывают и смешивают корма.

Доктор Алиев сказал, что им нужно 5000 тонн силоса, а у них только 1500 тонны. Также им нужно 500 тонн сена, а у них только 400 тонн сена очень низкого качества, и хранится оно снаружи, ничем не защищенное от стихии. У них 300 тонн зерна. Он сказал, что они выращивают необходимые кормовые, но большую часть урожая так и не собрали из-за неисправного оборудования, нехватки горючего и прочего. Тогда я спросил, почему они не собрали урожай вручную, как это делают в Мексике, и добавил, что возле домов в деревне я видел стога сена явно сделанные вручную; на что он ответил, что крестьяне не получали зарплату, и потому не были расположены работать, и в особенности выполнять дополнительную ручную работу. У них явно отсутствовал собственнический подход к нуждам "их" фермы.

Кроме того, люди были заняты тем, что заготовляли свое собственное сено для своего собственного скота. Зарплату они получают только "на бумажке", поэтому должны вырабатывать молоко и мясо для собственного употребления надеясь, что немного останется и для продажи. Каждый имеет в своем распоряжении немного земли и владеет собственным скотом, который они сами откармливают. Таким образом, людей нельзя заставить работать на колхоз (АО), который им принадлежит только "на бумажке", но они будут работать для своих собственных эгоистических частных интересов. Разве из этого нельзя сделать полезный вывод?

Я спросил воруют ли люди с колхоза, и он ответил: "Да!" Ночью они воруют корма и работники, приходя утром, видят, что кормов уже нет. Они не воруют силос. То, что они воруют, они используют в своих собственных маленьких хозяйствах, плюс продают, а на вырученные деньги покупают алкоголь. Изольда сказала, что на их ферме воровство не было большой проблемой. На большинстве из них это очень большая проблема.

(Когда мы были в Краснодаре в Марте 1996 года, я спросил частного фермера Владимира Дона, есть ли у него проблемы с тем, что люди воруют с его фермы. Он ответил: "Если ты не воруешь -- ты не русский.")

Я думаю, что колхоз становится бесплатным складом, который обеспечивает частные интересы в общине работников, которым не выплачивают зарплату. В обществе, где воровство считается чуть ли не нормальным и где работникам платят крохи, да и те не выплачивают месяцами, ясно видно, где все переходят на этику "в зависимости от ситуации", и работники с чистой совестью будут тащить с колхоза все что смогут, оправдывая это тем, что он им все равно задолжал.

Воровать у колхоза становится чем-то вроде "получения дотаций", и поэтому законному предприятию, которое покупает сырье и материалы по рыночной цене тяжело конкурировать с этими "субсидированными воровством" производителями. Господин Волков из Интенсекорма, сельскохозяйственного конгломерата в Самаре, который удерживает Сельскохозяйственный Учебный Центр в партнерстве с Советом США Зерновых Кормов, сказал, что он перестал заниматься выращиванием свиней, потому что не мог конкурировать с маленькими частными свиноводами, которые воровали у него корма и таким образом могли продавать свинину дешевле, чем законные производители, которые должны были платить за все по рыночных ценах.

Воровство увеличивает и другие расходы. Когда я был в Самаре в 1993 году, я обратил внимание, что рационы для коров содержали дорогой соевый жмых, вместо более экономичного хлопкового. Когда я спросил почему, мне сказали, что доярки утащат приблизительно 30% кормов для коров и будут кормить ими своих свиней. Поскольку хлопковый жмых содержит гозипол, который токсичен для свиней, они используют в кормах для коров соевый жмых, чтобы не потравить свиней доярок.

Когда один россиянин спросил меня, что я бы сделал в таком случае, я ответил, что я бы называл вещи своими именами и сказал дояркам, что ферма выдаст им как часть их зарплаты конкретное количество правильно разработанного корма для свиней (и таким образом их свиньи будут в лучшем состоянии, чем когда их кормят коровьими кормами). Тогда корма для коров будут содержать хлопковый жмых и, возможно, даже мочевину, и их нельзя будет воровать и кормить ими свиней, так как это может свиней убить. Мне также сказали, что ворованными коровьими кормами также кормят коз, лошадей, уток, кур и вообще всех, кто ест.

Тут есть разные перерасходы. Коровьи корма разрабатываются слишком дорогими, чтобы защитить свиней доярок. Корма, которыми кормят свиней (и других животных) недостаточно хорошо разработаны, чтобы поддерживать оптимальное состояние свиней. И конечно же ферма платит за корма, которые у нее были украдены. Эта дешевая свинина потом конкурирует с законными производителями и может вытеснить их с рынка. Также и рабочие не могут работать с полной отдачей для АО, поскольку им также приходится решать проблему как воровать и не быть пойманными. России нужна большая доза этики в паре с соответствующей прибылью, чтобы люди могли выживать и не быть вынужденными воровать.

Доктор Алиев сказал, что общину ожидает неизбежная катастрофа, поскольку вся община зависит от молока продаваемого фермой. Когда я спросил его, что нужно сделать, он ответил, что как минимум половину коров нужно продать прямо сейчас, но это сложно, так как многие из них тельные. Он сказал, что уменьшение стада только временное решение. (Очевидно, что раз у них нет, и они не могут купить достаточно кормов, чтобы прокормить коров во время зимы, то некоторые коровы должны быть проданы прямо сейчас, иначе все стадо зимой подохнет с голоду, когда у них кончатся корма.)

Доктор Алиев сказал, что единственным реальным выходом было приватизировать, реорганизовать и реструктуризировать ферму посредством аукциона. Он добавил, что настоящая индивидуальная приватизация произойдет только тогда, когда люди будут сами делать тяжелую ручную работу для себя, а не для колхоза. С таким подходом я думаю его надо назначить председателем совета директоров или, хоть мы и против такого, даже диктатором типа Пиночета (бывший президент Чили), который бы силой создал рыночную экономику. (Мои друзья из Чили говорят, что Пиночет был необходимым злом. Экономическая ситуация в Чили сейчас очень хорошая и руководит страной уже другой президент избранный на свободных выборах, хотя Пиночет и дальше руководит вооруженными силами.) Но давайте попробуем помочь России перейти к рыночной экономике демократическими методами.

Это полностью недееспособное коммунальное общество, но оно не должно быть таким! Ситуация не безнадежна, но я не вижу как она может улучшится без применения решительных мер. А это означает аукцион с тем, чтобы передать имущество в частные руки.

Мы ночевали в доме Изольды, где она живет вместе со своим мужем пенсионером Федором и их 20-летним сыном Дмитрием. Дмитрий военный; он специалист с радио и радарной техники. В примыкающей к дому комнате у них туалет, который представляет собой доску с дыркой над вырытой ямой. Логически можно было бы предположить, что у них должно было быть пластмассовое туалетное сиденье, которое, когда не нужно, они бы вешали на стену. Это стоило бы дешевле, чем две бутылки дешевой водки, но такая роскошь у них отсутствовала, хотя водку они мне предлагали и за ужином и за завтраком. Вот эта неспособность делать даже простые и очевидные мелочи, которые стоят дешево или вообще ничего, и которые сделали бы жизнь намного удобнее, заставляет меня задаваться вопросом: "А способна ли Россия сделать большие перемены?" Если б россияне взяли бы хоть часть денег и времени, которые они тратят на питье водки и курение сигарет, и посвятили его на то, чтобы подправить и улучшить то, что их окружает, перемена была бы колоссальной, не говоря уже о пользе для здоровья. Но это уже другая история. Похоже на то, что в России особенно тяжело приходится женщинам.

Кроме того, что она служила туалетом, эта комната также была домом для коровы, теленка, свиней, кур и козы. Как ни странно, там не очень воняло. Дом был уютным, а Изольда и ее семья очень гостеприимными. У них был умывальник с только холодной водой. Как я понял, мыться они ходили в общественную баню, обычно раз в неделю.

Проведя ночь в доме Изольды, мы вернулись в контору фермы. Там мы узнали, что они смогли собрать только половину из выращенных кормов. Никто не хотел браться за собирание урожая кормовых, а мужчины и женщины ответственные за сбор урожая зерна отказывались собирать кормовые. Когда я спросил, разрешают ли людям собирать вручную несобранные кормовые для собственного использования, мне ответили, что нет. (Отдавать рабочим бесплатно кормовые, потому что они отказывались собирать их вручную или с помощью оборудования, конечно же бы создало плохой прецедент, так как тем было бы выгодно саботировать оборудование и не работать, если бы они знали, что в таком случае они бесплатно получат кормы.)

Триста гектаров кормовых были утеряны. Так как они не могли их собрать, они сожгли 100 гектаров полей содержащих клевер и травяной фураж. Особенно серьезной была потеря клевера, так как коровам нужен протеин и фураж из клевера был бы большой помощью. Клевер главный источник протеина на этой ферме, так как они не покупают протеиновые добавки. И конечно же это довольно плохо инвестировать в выращивание урожая, а потом не собирать его, особенно когда из-за этого или придется уменьшить количество коров, или они подохнут с голода.

В конечном результате количество единственного продукта, который ферма продает -- молока -- будет уменьшаться, тем более обостряя и так уже невозможную экономическую ситуацию. Тем, что они в этом сезоне не собрали половину урожая, они только ускорили и без того быстрый упадок и неизбежную смерть колхоза. А если от собранного урожая отнять половину из-за потерь (большинства из которых можно было бы избежать купив целлофан, чтобы накрыть ямы для хранения силоса и сена), тогда налицо отвратительный пример плохого управления. Много людей пострадают. Эта ферма не может выиграть проигрывая! (Организуйте аукцион и реорганизуйте и реструктуризируйте эту ферму и другие, прежде чем вы навсегда потеряете большинство ресурсов России!)

АО смогло собрать все зерно и запасти сто тонн соломы. Они должны кормить коров в хлеве с первого ноября до середины мая, а у них недостаточно для этого кормов.

Зоотехник Екатерина Смирнова сказала, что если коров правильно кормить, то стадо могло бы давать в среднем 4000 литр молока за доение. Она сказала, что можно было бы купить или одолжить немного кормов у частных фермеров и потом отдать их с урожая следующего года (еще больше влезть в долги!) Бартер обычное дело. Изольда собирается попробовать обменять немного молока на протеин, чтобы кормить коров. Когда я предложил продать нескольких коров, чтобы купить необходимые корма, мне снова ответили, что любые деньги с продажи коров вместо покупки кормов ушли бы на выплату задолженности по зарплате. У этого колхоза большущая черная дыра задолженности, которая высасывает все деньги не оставляя ничего для рабочего капитала. Зоотехник сказала, что руководитель нуждается в ассистенте.

До прошлого года ежемесячные выплаты зарплат и других долгов были регулярными, так что это быстро развивающийся кризис. Зоотехник думает, что люди поймут, что они должны работать для колхоза так же хорошо как для себя. Ситуация становится хуже, а не лучше. Они надеются установить оборудование по переработке мяса. Люди настроены серьезно и отчаянно.

Разговаривая с зоотехником, я высказался о том, что нужно больше протеинов, витаминов и минералов. Я увидел, что она знает все, что я предлагал, но ее останавливает нехватка денег, чтобы сделать то, что как она понимает должно быть сделано. Улучшенное кормление улучшило бы здоровье животных и их производительность и уменьшило бы расходы на их лечение и потери.

Это называется АО, но на самом деле это колхоз, где члены вместо того, чтобы вместе сотрудничать для всеобщего добра, все работают каждый для себя. Колхоз не может платить работникам. Работники воруют у колхоза. Акционеры АО не чувствуют себя владельцами. Это было бы неестественно думать, что люди будут работать для пользы других, чем для себя, когда они лишены самого необходимого. Многие винят других, вместо того, чтобы принять ответственность на себя. Некоторые говорили, что половину работников колхоза нужно уволить. Почему не могут люди и руководители принять человеческую натуру такой, какая она есть, вместо того, чтобы поддерживать утопическую систему, которая не имеет ничего общего с реальностью.

Зачем пробовать возродить этот производственный кооператив? Это не сработало в прошлом, и я не думаю, что это сработает в будущем. Есть смысл, чтобы был кооператив, который перерабатывает и продает сельскохозяйственные продукты, так как это делается в США, но чтобы кооператив производил их - это бессмыслица. Давайте смотреть правде в глаза! Это недееспособный колхоз и вымирающая фермерская община. Времена изменились. Время двигаться вперед к экономической системе, которая работает, а это значит переход к частной собственности (в то же время хочется надеяться, что правительство будет поощрять конкуренцию и рынки.) Становится все более очевидным, что этому АО нужен аукцион, чтобы реорганизовать и реструктуризировать этот колхоз.

После этого мы встретились с главным бухгалтером и главным экономистом. Как я понял, бухгалтер передает данные главному экономисту, который анализирует их и дает советы руководителю. Складывалось впечатление, что все записи ведутся вручную, так как там нет компьютеров, и я нигде не видел ничего напечатанного.

Я спросил экономиста, что она рекомендовала сделать руководителю фермы? Она ответила, что нужно сохранить стадо коров для молока и мяса, и поэтому нужно во чтобы то ни стало суметь купить корма, чтобы те пережили зиму. Она думает, что, возможно, их можно выменять на что-нибудь. Она признала, что они не могут найти эффективное поощрение, чтобы заставить людей работать. (Я помню, как в Венгрии десять лет назад об этой же проблеме мне говорил Секретарь Коммунистической Партии, который был моим переводчиком, после лекции, которую я читал на большом совхозе ученым по животноводству со всей страны. Я тогда, как и сейчас, предложил частную собственность.)

Очевидно, что трудовые ресурсы на этой ферму используются не полностью, так как у людей нет никакого мотива эффективно работать нигде, кроме как на своих собственных маленьких хозяйствах. На производство литра молока идет слишком много усилий, по сравнению с западными нормами.

Финансовые цифры, которые мы получили от экономиста, были тревожными и подтвердили нашу тревогу за будущее этого колхоза. В этих отчетах было следующее:

Одно молокоперерабатывающее предприятие задолжало им 200000000 рублей, а другое - 25000000 рублей; вместе - 225000000 рублей (42000$).

Больше нет никаких поступлений денег и мало надежды, что они откуда-то появятся. Как я уже написал раньше, они пробуют получить то, что им надо путем бартера. Также они пробуют перебиваться талонами, которые правительство выпустило в оборот.

Против учетных записей приходов в бухгалтерских книгах в 225000000 рублей, колхоз задолжал:

500000000 рублей за электричество. Давность - один год.
161000000 рублей за горючее. Давность - шесть месяцев.
118000000 рублей налогов за год. Никакой потери права на землю быть не может, так как в любом случае она принадлежит государству.
117000000 рублей за три месяца зарплат.
896000000 или около миллиарда рублей задолженности, что равняется 185000 долларам США.

Таким образом, соотношение дебиторской задолженности к текущему долгу составляет 225/896 или 0,25. Если отношение текущих активов к текущим пассивам компании меньше 2/1, то на западе это уже причина для тревоги.

Я спросил, есть ли поправки, которые учитывают девальвацию рубля, и мне ответили, что нет. Это совершенно нелепо, так как стоимость рубля постоянно падает, и очень выгодно задерживать выплату денег, чтобы позже их выплатить подешевелыми рублями. Известно даже, что некоторые удерживали и инвестировали деньги для расчетов, чтобы получить проценты и выплатить долги подешевелыми рублями.

Я расспрашивал бухгалтера о вышеприведенных счетах и спросил, почему им еще не отключили электричества. Экономист ответил, что очень маловероятно, что его им отключат, хоть они и платят только 1000000 рублей (185$) в неделю по старых счетах, а потребляют еженедельно электричество, которое стоит 3-4 миллиона рублей (555-740$). Очевидно кто-то (государство) дотирует этот нерентабельный колхоз на 2-3 миллиона (370-555$) в неделю только на электричество. Экономически невыгодное предприятие должно быть ликвидировано, а его ресурсы использованы более продуктивно. Не умея распоряжаться своими собственными ресурсами, они также переводят ресурсы других недалеких поставщиков. От того, что этому нерентабельному колхозу и ему подобным позволяют работать в убыток, страдает все общество. При старой системе в России были запрещены банкротства, но сейчас нужно к ним привыкать и ускорять, перед тем как эти предприятия окончательно промотают свои ресурсы. (Так как исторически в России были запрещены банкротства, то вся страна должна была стать банкротом, чтобы им пришлось рассмотреть переход от командной к рыночной экономике.)

Экономист АО сказал, что они договорились с электрической компанией платить один миллион рублей в неделю, а остальное уже не их проблемы. На целый колхоз только один электросчетчик, поэтому никто не отвечает за персональное использование электричества. Если бы они персонально отвечали, то они бы экономнее использовали ограниченные ресурсы. Какой интерес каждому беречь электричество, если они за него не платят? Экономист сказала, что слишком дорого установить везде счетчики, чтобы каждый отдельно платил.

(По известным мне данным, центрально-плановые экономики потребляют вдвое больше энергии, чем рыночные. Можно навести множество примеров, почему это так, включая то, что в России приходится открывать окна, чтобы охладить центрально-обогреваемые квартиры, так как нет возможности регулировать работу обогревателя. Наша академия по переквалификации платит за воду на основе количества людей, которые там есть, а не в зависимости от употребления; так как у них нет счетчиков воды, то кому какое дело, что большинство туалетов постоянно протекает. Москва испытывает нехватку воды, поэтому начинают говорить об ограничении подачи воды. Что им нужно, это новую сантехнику, чтобы остановить потерю неиспользованной воды. Также нужно научить всех быть бережливыми.)

Экономист также дала мне список всех их активов, которые, кроме дебиторской задолженности, включают: (конечно я не могу поручится, что это стоимость их спасенного имущества.)

Здания13,000,000,000 рублей(2,400,000$)
Механизмы и оборудование4,000,000,000 рублей(740,000$)
Транспортное оборудование635,000,000 рублей(117,600$)
Животные700,000,000 рублей(130,000$)
 (всего 3,387,600$)

(Вдобавок земля представляет ценность, но эта ценность здесь не указывается. Если бы Россия продала свою землю, это помогло бы выплатить долги и позволило бы собирать налоги на землю с тех частных собственников, которые бы использовали ее ради получения прибыли. Это бы помогло выплатить государственные долги, было бы постоянным источником прибыли государства и мотивировало бы эффективное использование главного актива. Это бы позволило создать больше богатств, чем теперь, когда все принадлежит государству, со всей неэффективностью, коррупцией и нехваткой стимулов, что проистекает из этого.

Здания включают хлев, гаражи, два зернохранилища, деревенские дома, в которых 100 жилищ - квартир и домов, и детский сад. Школа и госпиталь принадлежат району, а не колхозу.

Обратите внимание, что согласно этим цифрам, даже если бы они продали всех своих животных, то не смогли бы оплатить свои долги. Бухгалтер дает очень низкую оценку животным и это видно, если разделить вышеприведенную суму на 1300 животных, или даже на 450 дойных коров.

Поскольку в самую ценную категорию (здания) входят дома, то почему бы не приватизировать их, продав их рабочим? Таким образом, можно было бы получить массу рабочего капитала. Для начала жители могли бы предложить цену равную задолженности по их зарплатам. Тем самым можно было бы погасить долг в 117000000 рублей (22000$). Я сомневаюсь, что у людей будут деньги, чтобы выкупить остатки их домов, и я думаю, что они спросят, почему они должны выкупать их, если сейчас они ими пользуются бесплатно. Но распродав эту недвижимость можно получить достаточно денег, чтобы выплатить долги АО и все еще иметь достаточно рабочего капитала, чтобы покупать корма, модернизировать оборудование и прочее. После этого им вместо аукциониста понадобился бы специалист из разработки кормов. Ситуация не безнадежная, и есть еще варианты, такие как реорганизация и реструктуризация. Теперешние жильцы платили бы остаточную стоимость за свои дома (не покрытую задолженностью по зарплате), если бы ферма приносила прибыль и платила бы хорошие зарплаты меньшей, но более эффективной рабочей силе. Поскольку теоретически люди в колхозе уже владеют всем, включая долги, тогда разделите АО между частными собственниками, заплатите акционерам остаток и позвольте всему работать в частных руках. Таким образом будет надежда, что это станет приносить прибыль. Получение прибыли будет означать, что активы использовались эффективно, а это, конечно, и есть целью хорошего управления.

Когда я спросил экономиста, что нужно, чтобы возродить колхоз, она ответила, что правительство должно дать им субсидии. Когда я спросил ее, откуда обедневшее Российское правительство могло взять деньги для субсидий, она ответила: "Это не мои проблемы!" Я думаю, что есть и другие варианты и эти люди смогли бы решить свои проблемы и без правительственных субсидий, если бы они приложили все усилия для этого.

Ожидать, чтобы другие решали проблемы обычное дело в этой стране, где больше 70 лет люди должны были не думать, а просто исполнять приказы. Людям нужна возможность достигать цели или терпеть неудачу благодаря своим собственным действиям, и им нужно научится самим принимать решения и брать на себя ответственность за них. Когда они этому научатся, ситуация в России улучшится. Пожалуйста, пока не поздно введите частную собственность! На этом АО есть подходящие активы, чтобы поставить его на ноги, если отправить на аукцион те из них, которые не являются жизненно необходимыми.

Главный экономист еще раз подчеркнула, что колхоз без поддержки правительства разорится, так как иначе выжить он не может. Она сказала, что за два года оборудование обесценится и станет непригодным к использованию. Она добавила, что так плохо еще никогда не было. Члены колхоза пессимистически настроены. Они понимают, что дальше так продолжатся не может и им некуда деваться.

Когда я спросил ее, можно ли вернутся к старым путям, она ответила, что не знает. Она смотрела в даль и сказала, что "что-то случится". У нее не было ответов или решений. Тогда она добавила, что "У них все еще есть надежда и надежда умирает последней".

Когда мы покинули кабинет главного экономиста и главного бухгалтера, Слава, мой коллега по Land O'Lakes, заметил, что "в этом кабинете не принимались никакие решения". Он подвел итог, что "мы наблюдаем агонию умирающего животного". Когда он услышал, что я спрашиваю почему никто ничего не делает, он напомнил мне, что хоть перемены должны быть сделаны в России, нужно помнить, что "как не все рабы освобожденные в результате Гражданской Войны в Америке (1861-1865 гг.) хотели быть освобождены и уйти от своих господ, так и не все россияне хотели перемен, несмотря на то, насколько плохо идут дела".

Когда я узнавал мрачную ситуацию этого колхоза, через мою голову проходило множество мыслей, и особенно фраза сказанная одним из рабочих молоко хранилища во время нашей дискуссии о том, что больше всего им нужна дисциплина. Я более ясно начал понимать, что перед перестройкой у них была сильная дисциплина, но мало свободы, поэтому они делали то, что им говорили. Мотивом работать был страх перед наказанием. Это можно назвать негативным руководством кадрами.

Сегодня у людей есть свобода без страха наказания, но негативные поощрения (наказания) убрали и не ввели вместо него позитивные поощрения, такие как экономические, которые приходят вместе с частной собственностью и свободой принимать решения, от которых зависят успех и неудача. Как результат, мы узнали, что в таких условиях, люди в прошлом не работали как надо, сейчас не работают как надо и нельзя ожидать, что в будущем они будут работать как надо.

Что-то радикальное должно случится и оно случится. Лучше стараться чем побыстрее развивать экономику в России на принципах свободного рынка, чем ожидать пока голодные и отчаявшиеся люди, которые не смогли работая при командной экономике сотворить достаточно ценностей, чтобы обеспечить свои самые необходимые нужды, устроят еще одну революцию. Мир слишком тесен, и связь с наружным миром слишком доступная, чтобы прятать от людей правду. Они видят, что есть лучший путь производить ценности, чем тот, по которому они шли как минимум последние 75 лет после явно "не великой" революции 1917 года, которая оказалась ужасным бедствием для хороших российских людей. Младшее поколение знает, что происходит и требует перемен. У меня большие надежды насчет России.

Роберт Хейлбронер в своей книге Мирские Философы описал крах предпринятых ранее попыток коммунального проживания, где не было частной собственности и где каждый приносил в зависимости от возможностей и получал в зависимости от нужд. Один такой эксперимент был проведен богатым английским промышленником Робертом Оуэном. Мистер Оуэн, сделав состояние в Нью Ланарк, Англия в результате прогрессивной организации труда на текстильных фабриках (он был справедливым, относился с уважением к своим работникам и вознаграждал хороший труд), решил стать "утопическим социалистом". За свои деньги он купил тридцать тысяч акров земли на берегах реки Уабаш в округе Пози, в штате Индиана, где он и обосновал колонию. Четвертого Июля, 1826 года, он посвятил ей Декларацию об Умственной Независимости - Независимости от Частной Собственности, Нерациональной Религии и Брака - и оставил ее на самотек под красивым мечтательным названием "Новая Гармония".

Среди обитателей Новой Гармонии не было частной собственности, никаких планов и даже элементарных предосторожностей против мошенничества. Оппортунисты пользовались этой ситуацией, там развились конкурирующие общины, и желание участников "нагреть руки" оказалось сильнее, чем близость их идей. Через два года стало очевидно, что эта "утопическая" община Новая Гармония, Индиана, полный провал и Роберт Оуен продал землю и при этом потерял 80% своего состояния.

Россия уже и раньше экспериментировала с рыночной экономикой. Цари поощряли ее с 1861 по 1914 года. В 1858 году русский экспорт пшеницы становил 12% мирового. Между 1909 и 1913 годах ее доля увеличилась до 22% и Россия стала самым большим в мире экспортером пшеницы и овса. Это окончилось с Большевистской Революцией и введением строгих экономических ограничений. Доходило даже до того, что посылали войска, чтобы реквизировать посевы, чтобы было чем кормить голодных людей. До 1920 года русское сельскохозяйственное производство упало до 64% уровня 1914 года.

Даже Ленин понимал, что если он хочет сохранить власть, в России необходимо ввести частную собственность. Весной 1921 года он ввел Новую Экономическую Политику (НЕП). В 1918 году Ленин поддал анафеме частное предпринимательство. Но Ленин был прагматистом, и при необходимости он мог менять свои позиции. В 1921 году "он признал, что частная торговля необходима, чтобы восстановить русскую экономику. Была восстановлена система зарплат и признано право собственности крестьян на то, что они производят. "Гражданская война" в деревнях окончилась. 15 марта 1921 года Ленин провозгласил: "Мы должны стараться удовлетворять требования крестьян, которые недовольны, и имеют все основания быть недовольными, и это не может быть иначе.… В сущности мелкого фермера можно удовлетворить двумя вещами. Во-первых, у него должна быть определенная свобода товарооборота, свобода мелкого частного владельца; и, во-вторых, его нужно обеспечить товарами и продуктами".

С введением Новой Экономической Политики, для советских промышленных и технических экспертов главным стала экономическая эффективность, а не коммунистическая теория. Работникам начали платить в соответствии со стоимостью их работы.

Ленин рекомендовал, чтобы возврат к частному предпринимательству был произведен сначала в сельском хозяйстве, а тогда в малой промышленности. Тяжелая промышленность и транспорт, а также зарубежная торговля должны были остаться под государственным контролем. Таким образом, он не видел опасности в капиталистического возрождения вызванном Новой Экономической Политикой. Ленин назвал эту новую систему "Государственным Капитализмом".

Но НЕП ввели слишком поздно, чтобы отвратить голод, наступивший из-за плохого урожая и нехватки резервных запасов, что было результатом политики коммунистов проводимой по отношению к крестьянам начиная с 1918 года. Согласно официальным советским данным, в 1921-22 годах голод унес не меньше чем 5 миллионов жизней.

Позже в 1921 году здоровье Ленина начало ухудшатся, и 21 января 1924 года он умер. В этот период он уже критиковал политику запрещения частной торговли как "глупую и самоубийственную", а самым твердолобым коммунистам он приказывал: "Учитесь торговать". Ленин восстанавливал денежную систему и говорил: "Если нам удастся стабилизировать рубль, - мы победили".

Ленин больше не хотел учреждать принудительные фермы и вводить совместную обработку земли.

"Что касается колхозов, то мы тут наделали много глупостей. Вопрос колхозов сейчас не главный. Мы должны положится на отдельного крестьянина; он такой, какой он есть и в ближайшем будущем он не измениться. Крестьяне не социалисты, и строить для них социалистические планы как для социалистов, это то же, что строить песчаные замки. На то, чтобы изменить психологию и привычки крестьян уйдут поколения. Применение силы не поможет. Наша задача морально влиять на крестьян. Мы должны ставить на первое место среднего крестьянина. Производящий крестьянин должен стать центральной фигурой нашего экономического выздоровления". (Подчеркнуто Лениным.)

В 1924 году российское правительство продолжало поощрять Новую Экономическую Политику как реформу, ориентированную на рынок. Сельское хозяйство на это среагировало соответственно, и в 1928 году сельскохозяйственное производство превысило даже уровень 1914 года. Но государство также начало контролировать цены, что привело к дефицитам и к концу НЕПа.

Цитата из статьи Сельскохозяйственная Реформа в России Гренна и Литмы Гудвинов, опубликованной в журнале Выбор за третий квартал 1996 года (Goodwin, Grennes and Leetmaa, Choices Magazine 3rd quarter 1996) "Ограничения на цены в государственных магазинах вызвали дефициты, и товары начали продавать на частных рынках. Эксперимент (НЕП) окончился в 1929 году, когда правительство наложило на производителей квоты принудительных поставок. В 1930 году правительство провозгласило любую частную торговлю преступной спекуляцией и ввело принудительную коллективизацию сельского хозяйства. Москва строго контролировала российское сельское хозяйство начиная с 1930 года и оканчивая нынешней реформой".

Ленин не хотел, чтобы Сталин стал его преемником и 5 Марта 1923 года (снова цитата из книги Чуба Ленин) "продиктовал своей секретарше письмо, в котором объявил разрыв 'всех личных и товарищеских отношений со Сталиным'". Сталин, конечно же пришел к власти после смерти Ленина и быстро провел коллективизацию сельского хозяйства. Россия все еще страдает от катастрофических результатов политики Сталина. К концу 1929 года Новая Экономическая Политика больших экономических свобод была прекращена и везде ввели строгий контроль.

Возвращаясь к нашей собственной работе на проектах здесь в России, мы должны иметь в виду, что такие проекты как Русско-Американское Сельскохозяйственное Партнерство по Обучению, и другие западные гуманитарные программы помощи имеют лимит времени, и часы уже тикают. Если верить всем негативным экономическим цифрам, которые публикуются в газетах Москов Таймс и Москов Трибюн, то срочно нужны перемены к лучшему. Даже Международный Денежный Фонд потерял доверие к России и заморозил доставку 330 миллионов долларов ежемесячных траншей ссуд, пока "Россия не определится"!

Россия разорена, ее промышленный сектор вырабатывает половину той продукции, которую он вырабатывал до начала реформ в 1991 году. Задолженность по зарплате составляет девять миллиардов долларов США, и больше чем 20% этой суммы должно правительство. У правительства нет денег, чтобы платить зарплаты, и во многих секторах задолженность составляет несколько месяцев. Все больше и больше людей оказываются за чертой бедности. Чтобы как-нибудь добыть денег для своего функционирования, правительство облагает налогами все, что видит, и что может иметь хоть какую-нибудь ценность. Тем самым оно эффективно тормозит экономику страны и отнимает у России шанс реализовать свой громадный потенциал стать ведущим членом самых влиятельных наций мира, которые приумножили свои богатства, играя согласно с правилами рыночной экономики, одним из столбов которой является частная собственность, включая частную собственность на землю.

Возможно, проклятием для России есть то, что у нее слишком много природных ресурсов, и это позволило россиянам стать ленивыми и положиться на "добывание" этих ресурсов, вместо того, чтобы развивать перерабатывающую промышленность, как это было сделано в Японии, Южной Корее, Тайване и Сингапуре, где мало природных ресурсов, но рыночная экономика позволяет им процветать. (Именно за счет продажи природных ресурсов советское правительство могло субсидировать командную экономику, которая не могла эффективно приумножать богатства обрабатывая их). Сравните недавние успехи вышеназванных стран с неудачами таких богатых на ресурсы стран как Нигерия, Венесуэла, Мексика, Саудовская Аравия и Заир. В Прибалтийской стране Эстонии нет никаких природных ресурсов кроме ее людей, которые работают в развивающейся рыночной экономике; и она растет, и ее экономическое состояние лучше чем в богатой на ресурсы соседки России, чье экономическое состояние продолжает ухудшаться.

Недавно в газете Москоу Трибюн было напечатано исследование 97-ми развивающихся стран, из которого видно, что за два десятилетия от 1971 по 1989 уровень жизни в этих странах был обратно пропорциональный количеству природных ресурсов. Джефри Сачс и Эндрю Уорнер, оба гарвардские экономисты, открыли, что обладание природными ресурсами не только не гарантировало экономического успеха, а наоборот фактически было причиной провала. Есть такие известные исключения как Соединенные Штаты, Малайзия и Чили. Считается не столько то, что у вас есть, сколько политика, которые вы ведете (свобода торговли, инвестиции в образование, честность в правлении и бизнесе), чтобы привлечь инвестиции, поощрять усердную работу и стимулировать жизнеспособную экономику ориентированную на рынок, где у людей есть права владельцев и таким образом у них и отношение владельцев, так как они понимают, что будут вознаграждены экономически за усердность и наказаны за провалы.

Богатство создается, когда вы развиваете среду благоприятную для производственного бизнеса. Богатство добывается, когда вы добываете и продаете сырые природные ресурсы. Первое устойчивое. Второе - нет. Для производства нужны долгосрочные инвестиции и серьезный управленческий подход. Чтобы достичь этого нужно политически стабильное правительство и экономически стабильная страна. Это то, в чем Россия больше всего нуждается.

Будем надеяться что Ельцин, подлечив сердце, будет сильнее и будет принимать правильные решения, чтобы улучшить макроэкономическую политику России так, чтобы Россия стала стабильной и привлекательной для долгосрочных инвестиций. Россия должна сама обрабатывать свое сырье, вместо того чтобы вывозить свои обильные ресурсы из страны только для того, чтобы потом ввезти их назад уже как готовый и более дорогой продукт. Россияне возражают против того, что слишком много всего импортируется, но пока они не способны конкурировать на мировом рынке, им придется мириться с низкими доходами, экспортом их необработанного сырья и импортом готовых товаров, включая и сельскохозяйственные продукты. Сейчас Россия импортирует одну треть своих сельскохозяйственных продуктов, так как ее с/х продукты неконкурентоспособны на мировом рынке, а это значит, что населению дешевле купить заграничную пищу, чем покупать пищу, которая производится в России.

Когда мы уезжали с фермы, я думал о плачевной ситуации с кормами, которая их поджидала, когда у них окончатся корма, перед тем как животные смогут весной ходить на пастбище. Также я думал, что как печально, что у этих людей не было мотива собирать, пусть даже вручную, урожай кормов, который они уже вырастили, и который в этом колхозе был готов для сбора. С зарплатами в 45 долларов в месяц, которые выплачиваются не вовремя, нужно было бы собрать совсем немного урожая кормов, чтобы сделать значительную прибавку к такой зарплате, особенно если учесть стоимость молока, которое можно было бы получить, если бы эти утерянные кормы были скормлены коровам. Каждый мог бы за один день спасти кормов на сумму равную его месячной зарплате. Рабочая сила в России дешевая по сравнению со стоимостью потерянных кормов, но никто об этом не думает, близоруко считая, что, "Это не их проблемы!" У них нет менталитета собственника, как нет и настоящей собственности.

Преимущества частной собственности видны везде, стоит только посмотреть вокруг и осмыслить увиденное. По дороге с фермы я заметил мужчину с велосипедом и большим мешком, который шел вдоль дороги и подбирал крохи сена, упавшие с проезжавшего грузовика груженого сеном. Я подумал: "Несомненно, у этого человека дома есть собственные животные, и так как он персонально получит пользу от того, что собирает это сено и накормит им своих собственных животных, он чувствует, что стоит прикладывать такие значительные усилия, чтобы раздобыть корма для них, даже если для этого придется везти их домой на велосипеде.

Даже в России очевидно то, что у человека есть природный мотив производить богатство, когда он владеет факторами производства и когда он получит персональную выгоду от того, что он производит. Достаточно просто посмотреть вокруг. Колхозы чахнут, а частные дачи процветают. Почему русские этого не видят? Почему они продолжают обманывать себя, считая, что это естественно, чтобы другие заботились о них, и чтобы они заботились о других? Это против логики. Люди любят заботиться о себе. Они лучше других знают свои нужды. И почему бы не сделать соответствующие изменения в их экономике, чтобы завести двигатель создания ценностей, вместо того, чтобы сидеть и вспоминать о старых добрых днях, когда на самом деле в "старые добрые дни" вся страна - Россия обанкротилась, частично из-за нехватки позитивного поощрения работать.

Иисус говорит о проблеме собственности в Иоанна 10, стихи 12 и 13: "Наемный работник, который не является пастухом и который не владеет овцами, когда видит волка, бросает овец и убегает. Волк хватает овец, рассеивает их. Потому что он - наемный рабочий, он не заботится об овцах".

Вы помните смысл сказки о "Маленькой Красной Курочке"? "Кто поможет мне посеять, пахать, собрать урожай, перемолоть мое зерно на муку и испечь хлеб?" - спросила маленькая Красная Курочка. "Не я!" - закричали все. "Кто поможет мне кушать хлеб?" "Мы!" - ответили они, - "даже если нам придется отбирать его у тебя силой"! Так как маленькая Красная Курочка не получила бы никакой пользы от своего усердного труда, она отложила инструменты и больше не выращивала пшеницу, не делала муку и не пекла хлеб - и все остались голодными.

Мораль этой истории такова, что в условиях "Каждому по нужде; с каждого по возможностях", у людей нет мотива работать, поэтому приумножения ценностей не происходит, и люди уверяют, что они счастливы от того, что они равны в своей бедности. Для того чтобы в стране был уровень жизни выше черты бедности, нужно, чтобы люди знали, что они получат выгоду от своего труда. Ничто в этом так не убеждает, как частная собственность, в том числе и на землю. У людей также должна быть возможность работать в экономической среде, где есть конкуренция как среди поставщиков, так и производителей и потребителей, и где цены определяются рынком. К тому же, если вы хотите добиться эффективного распределения факторов производства и максимального произведения ценностей, с тем, чтобы достичь наивысшего возможного уровня жизни для цивилизации, все решения должны быть направлены на получение максимальной прибыли, а не максимального производства.

Если Россия хочет вступить как равноправный партнер в свободную рыночную экономику, она должна совершить серьезные перемены. Несомненно, Россия великая страна. Также несомненно, что это страна богатая на ресурсы, но бедная на продукты произведенные из этих ресурсов из-за крайней неэффективности производства, обработки и сбыта. В результате этого в России низкий уровень жизни. Многие западные программы гуманитарной помощи, которые сейчас работают в России, имеют позитивное влияние на ее переход к жизнестойкой рыночной экономике. Их слушатели постепенно переходят от философии старой командной экономики к ментальности рыночной экономики, но на это уйдут годы, если не поколения. Сейчас в России критические времена. Это честь для меня работать здесь в эти волнующие времена как резидент-координатор одной из западных программ гуманитарной помощи. Хотя прогресс может быть неравномерным, в будущем я ожидаю, что в России будет больше позитивных экономических, политических и социальных перемен, чем негативных. Давайте будем продолжать усердно работать, чтобы сделать этот позитивный прогноз новой "российской реальностью".

Рой Чейпин

Москва, 11 мая 1997г.

 
© Roy Chapin, 2018
  Домашняя  Поиск по сайту  Резюме  Работы Наверх